Перейти до контенту

ФРАГМЕНТЫ КИЕВСКИХ ФРЕСОК ( 7 ИДОЛ НАД ДНЕПРОМ )

ФРАГМЕНТЫ  КИЕВСКИХ  ФРЕСОК  

7.  ИДОЛ НАД  ДНЕПРОМ

     Компартийному руководству Украиной Москва разрешила обзавестись собственным идолом. Разрешение давалось не просто. Перед его получением наместникам в Киеве требовалось вычистить репрессивными щетками немалую часть великого советского народа, что проживала во вверенной Владимиру Щербицкому зоне. Над входом в зону была арка «Украинская Советская Социалистическая Республика». Под аркой лозунг: «Ударный безвозмездный труд на благо общества делает советского человека свободным и счастливым».

    От присосавшихся паразитов, мешающих строить светлое будущее коммунизм, в СССР очищались при помощи дуста. Испытанным средством уничтожения клопов-кровососов был белый порошок с отвратительным запахом. Вдохнув его можно было беспрерывно чихать несколько часов подряд. Этим апробированным ядом небольшими дозами периодически посыпался весь советский народ. С целью профилактики! Особенно чувствительны к дусту были затаенные враги советской власти. Вдохнут порошок, так сразу же своим кривляньем-гримасничаньем проявляют антиобщественную сущность.

На ежегодном итоговом собрании секретарь по идеологии ЦК  компартии Украины отчитывался перед коллегами. Была проделана большая работа по очищению, в целом, здорового тела советского общества от прилипал, оставшихся в наследство от царско-буржуазного строя.

– При помощи наших доблестных органов госбезопасности посыпали дустом в течение всего отчетного периода сионистских блох, блощиц и, как говорит наш простой, но мудрый народ, жидовствующих мандавошек. На это было использовано двадцать три грузовые платформы белого порошка, присланные нам в виде братской помощи марксистами-ленинцами из коммунистического Китая. В Поднебесной, как вы знаете, даже с электронным микроскопом ни одного жидика не сыщешь. Паразиты-кровососы как огня боятся китайского дуста!

Секретарь по идеологии почесал за ухом, выпил несколько глотков черного индийского чая, принесенного на трибуну цековской официанткой. У майора госбезопасности Клавдии Загорулько из-под кружевного фартука выглядывали пышные караваи целюлитных колен. Секретарь по идеологии убедился, что начало его доклада загипнотизировало передовой отряд компартии, проверенных и перепроверенных членов ЦК компартии Украины. Самодовольно улыбнулся и продолжил.

– В результате широкого идеологического наступления на вражеские редуты с применением испытанного китайскими товарищами средства, – наши соратники на востоке при помощи дуста выстояли в борьбе с американскими империалистами, – несколько десятков тысяч отщепенцев советского народа было обращено в бегство. Точная цифра уточняется. Чтобы получить визу и выехать за границу, кое-кто из предателей родины славянского происхождения напяливает на себя жидовскую личину. Ввиду сказанного, статистика освобождения страны от натуральных этнических клопов – иудо-паразитов – требует уточнения. И, что особенно должно нас, советских коммунистов, обрадовать, получив визу на «историческую родину», почти все иммигранты голодными блохами поскакали в Соединенные Штаты Америки.

В зале заседаний ЦК, обычно безмолвно выслушивающие докладчиков члены центрального комитета КПУ оживились, зашумели, даже пришлось секретарю по идеологии постучать хрустальной пробкой о хрустальный графин с позолоченной гравировкой: «Подарок коммунистам УССР от коммунистов ЧССР в честь годовщины братской помощи советского народа, доблестного освобождения Праги в 1968 году советскими героями танкистами от путчистов». Члены ЦК не смогли сдержать эмоций:  осточертевший «еврейский вопрос» снова всплыл на поверхность. В зале стало тихо, и секретарь по идеологии продолжил.

– Мэр Сан-Франциско, где осела немалая часть заразы, от которой мы избавились, недавно обратился в Конгресс США, предупреждая сенаторов о надвигающейся на Соединенные Штаты опасности. Крик о помощи впавшего в истерику американского градоначальника так озаглавлен: «Об осуществлении советским КГБ тайной подрывной акции против США методом морального и нравственного разложения американского общества, способом нескончаемого потока к нам евреев-иммигрантов из СССР – «русской мафии» – с жульнической ментальностью, со стойкими криминальными установками». Если верить мэру Сан-Франциско, наши великие  основоположники – Карл Маркс и Фридрих Энгельс – в который уже раз оказались правы! Практика – критерий истины! Диалектический материализм победоносно идет по планете! Категория «приятного» превращается в категорию «полезное». Нам очень приятно избавляться от паразитов, и в то же время, очень полезно разлагать криминально настроенными элементами и без того загнивающее американское общество.

Секретарь по идеологии сделал паузу, скосил глазами в направлении членов политбюро. Из центра президиума первый секретарь ЦК компартии Украины Владимир Щербицкий кивнул ему одобрительно. Секретаря по идеологии, воодушевленного поддержкой высшего партийного руководства, понесло в исторический экскурс.

– Свою так называемую «историческую родину» сионисты, как вы знаете, нарисовали на карте арабской Палестины, как говорится, для дураков, используя сказки легенды, что вот уже три тысячи лет сочиняют раввины с литературным уклоном. На Нобелевскую премию по литературе давно претендуют.  Наслушавшись старозаветной белиберды, поверив прохвостам-талмудистам, наши жидики массово стали перебираться на чужую арабскую территорию, якобы для поиска и восстановления трех тысячелетних могил своих «предков иудеев». Кстати,  после провокационного создания Израиля копают уже скоро, как сорок лет, но следы своих предков так и не откопали. Но только полные идиоты из иммигрантов – а таких, все же, оказалось немало – поехали в Палестину. Основная масса иммигрантов из СССР через транзитную Европу пятками накивали в Соединенные Штаты! Как говорит наш простой, но мудрый народ, жидовский бог им в помощь! Местные кривоносые  слуги Желтого дьявола американосы, напечатав контейнеры бумажных долларов, спровоцировали великое переселение  на земли Палестины,  и, тем самым, запустили непрерывный конфликт на Ближнем Востоке переселенцев евреев с коренным арабским населением. Придет время, еще взвоют от своей очередной империалистической затеи!

Докладчику передали записку из президиума – «поменьше риторики, побольше фактов. В.В.» Секретарь по идеологии легким наклоном головы дал понять Владимиру Васильевичу Щербицкому, что его мудрое замечание услышано и будет выполнено.

– По последним исследованиям наших уважаемых академиков из Института истории партии, вынужденных заниматься этой неприятной, дурно пахнущей темой, свою «историческую» выдуманную родину сионисты назвали в 1947 году чужим, хоть и вполне достойным именем «Израиль». Тырить чужое всегда было в традициях этого вороватого племени. По веской причине нельзя было «историческую» родину сионистам назвать «Иудеей». Созвучное имя носил известный христопродавец Иуда Искариот. Хоть мы, коммунисты, в бога принципиально не верим, но имя нарицательное «иудушка» наш вождь и учитель Владимир Ильич Ленин употреблял в гениальных своих произведениях, как последнее ругательство. Позорное это имя широко распространено в народном фольклоре многих европейских стран. Назови сионисты свое фантом-государство «Иудеей», это могло бы вызвать отчуждение, неприятие во всем мире, нежелательный шквал протестов. Дополнительную почву обрело бы негативное отношение сотен миллионов честных и порядочных людей на всей нашей планете Земля к опасной англо-американской авантюре с созданием фантом-государства прямо на головах у арабов. Из-за провокационной затеи англо-американских банкиров иудейского происхождения уже пролиты моря крови…

В президиум собрания из зала принесли записку: «Не слишком ли много внимания уделяется сионистам? Не лучше ли украинским коммунистам обратить внимание на собственную заразу, на поднимающих головы украинских буржуазных националистов?» Записку передали на трибуну секретарю по идеологии. Ознакомившись, секретарь перевернул несколько страниц доклада, нашел место в тексте с тезисами  по поднятому из аудитории вопросу.

– Товарищи! Наша главная, насущная задача не потеряла своей актуальности. Очищение трудового народа от чуждых элементов в отчетный период проводилось методом тщательного поиска затаившихся последних ползучих гадов,  национал-фашистов бандеровского толка. Как вы знаете, работа по очищению от этой скверны, не менее опасной, чем сионисты, и, даже более опасной, если смотреть в перспективу социалистического строительства в нашей республике на фундаменте интернационализма и дружбы с великим русским народом, активнейшим образом проводилась все послевоенные годы. Были определенные трудности. В годы войны бандеровцы свои бандформирования разделили на восемь уровней секретности. Четыре уровня, самые многочисленные, нам удалось почти полностью ликвидировать еще в конце пятидесятых, в начале шестидесятых годов. Остальные до сих пор не выявлены, затаились. Имеются сведения, что по заданию зарубежного оуновского центра многие бывшие бандеровцы уже выучились в институтах и университетах на специалистов, вступили в компартию. Затаились, выжидают момент, когда смогут нанести ощутимый удар прямо в наше пламенное сердце!

Зал заседаний ЦК КПУ возмущенно зашумел. Секретарь по идеологии допил стакан черного индийского чая высшего сорта, повернул голову и незаметно подмигнул Клавке. Кружевной фартук  цековской официантки белым пятном выделялся в темном углу сцены. Майор госбезопасности Клавдия Загорулько из расписного электрического русского самовара налила второй стакан чая и, твердой, строгой походкой цековской обслуги, очень стараясь при ходьбе не подкидывать, как обычно, полусферами своих ягодичных окороков, принесла докладчику стакан с напитком темно-вишневого цвета. Стакан, как и было положено для подачи высшему партийному руководству, был накрыт салфеткой с кружевами из серпочков-молоточков, и со штампом «Управделами ЦК КПУ». Клавдия Митрофановна, – так величали майора госбезопасности, – забрала с трибуны пустой стакан. Исчезая за кулисами сцены, вышагивая последние метры, величественно строгая дама неожиданно отступила от протокола. Вильнула пышными бедрами и бросила в зал искрометный взгляд тридцатипятилетней телки, уставшей от соблюдения строгих правил цековского поведения.  Сидящим в зале заседаний ЦК, особенно тем, кому было за пятьдесят,  каждому показалось, что дородная бабенция в белом кружевном фартуке подмигнула персонально ему. Члены ЦК на минуту перестали слушать докладчика. Эротически приподнятое настроение усилилось разглядыванием накрахмаленного фартука официантки. Тонкий батист плотно облегал зовущие к себе клавкины бедра, подчеркивал нестандартные размеры молотильного станка майорши госбезопасности, истосковавшейся по обслуживанию в летний период руководителей компартии Украины на государственных дачах в Конча-Заспе и в Крыму.

Очень даже хорошо, что на Клавку не обратил внимания секретарь по идеологии, своими филейными частями первой категории вызвавшую расбалансированость в рядах аксакалов коммунистов, настроенных руководить страной и советским народом, игнорируя плотские и иные удовольствия ради претворения в жизнь ленинских идеалов. Не сбился с начертанного курса секретарь по идеологии, и продолжил читать подготовленный в отделе ЦК доклад о международном и внутреннем положении, по ходу вставляя свои ремарки.

– Выявить последних «нациков», отрубить у ползучих гадов их змеиные хвосты и шипящие антисоветчину драконовские головы, было поставлено первейшей задачей руководящими нашими дорогими товарищами из московского ЦК КПСС. Только справившись с упорно и каждодневно, во все послевоенные десятилетия решаемой задачей очищения населения Советской Украины от националистическо-сионистской скверны, первый секретарь ЦК компартии Украины, наш многоуважаемый Владимир Васильевич Щербицкий в белокаменной столице нашей советской родины мог получить добро от московского руководства на возведение в Киеве грандиозного памятника в честь великой победы советского народа, сокрушившего гадину гитлеризма.

В зале заседаний несколько человек захлопали в ладоши. Их инициативу дружно подхватили остальные  члены ЦК.

– Советская Украина, если по существу вопроса, давно заслужила иметь свой грандиозный символ на правом берегу Днепра. Знаете ли, каневская могила на правом берегу революционера-демократа Тараса Григорича Шевченки, когда-то написавшего стишки против царского самодержавия, если говорить честно и откровенно, давно не соответствует эпохе развитого социализма. Нашей с вами эпохе, дорогие товарищи! Могила Шевченки, как символ Украины, исторически,  политически и морально устарела, если откровенно и без обиняков говорить. Пусть великий кобзарь не обижается. Поработал на советскую власть, пора и на покой. Как говорится, с такой растакой овцы хоть шерсти клок. Народному поэту земли много не надо, пусть там стоит себе памятник, нам не мешает. Не будем забывать, что какой-то части населения  все еще нравится кобзарь. Пусть себе утешаются, цветочки кладут на могилку, и все такое прочее. Конечно же, под неусыпным контролем органов госбезопасности, призванных не допускать к могиле Шевченки фанатиков,  на корню пресекать националистические оргии с распеванием буржуазных колядок и щедривок.

Последняя реплика докладчика вызвала веселое оживление в аудитории.

– Упорный поиск нашими органами госбезопасности нациков продолжался и днем, и ночью. Могу вас поздравить, товарищи, и увенчался успехом! Слова нашей благодарности доблестным чекистам! Кое-как наскребли спецорганы последний десяток отщепенцев при помощи наших психиатров. Только умалишенный мог еще надеяться на создание  «самостийной» Украины. Все! Можем теперь дышать свободно, мы, коммунисты, и весь наш трудовой народ! И, последнее. На конец своего доклада приберег для вас, дорогие товарищи, приятное сообщение. Три часа назад из Москвы пришла долгожданная телеграмма кремлевка. От нашего московского руководства получено добро на возведение в Киеве грандиозного памятника-символа «Родина-Мать»!

Все члены ЦК КПУ встали и запели «Интернационал». Замешкался с вставанием директор «шахты имени Стаханова» Ефим Звездинский. Застрял своим трудовым мозолем, – необъятных размеров задом, – в кресле. Закарпатские мастера добротную мебель для зала заседаний ЦК сделали из выдержанной буковой древесины.  Цековские кресла могли принять на себя  нагрузку в два с половиной центнера, и как герои тяжелоатлеты Советского Союза выдерживать вес почетного шахтера Ефима Звездинского в течение целых суток.  Заседания же в центральном комитете компартии Украины больше двенадцати часов не продолжались.

…Египетские фараоны давно вымерли. Известняковые пирамиды строить в Украине было не для кого. «Баба», – так киевляне назвали героический символ советской  Украины, – своей мертвой, бесчувственной, нержавеющей массой родилась подстать Зигфриду, символу германских национал-социалистов. Подобными стометровыми опудалами Адольф Гитлер по окончанию войны с «жидо-большевицкими преступниками, захватившими власть в России», намеревался окружить восточные границы Третьего Рейха. По первоначальному замыслу германских арийцев одна из статуй  Зигфрида с поднятым мечом в руках должна была занять место на правом берегу Днепра у Киева. Новую границу, отделяющую Великий Третий Рейх от территорий, населенных «азиопами-недочеловеками» фашисты намеревались проложить по Днепру. Затем граница Третьего Рейха должна была пройти через южную, степную часть Украины, и уж потом через Азовское море и Керченский пролив. Таким образом, правобережью Днепра и крымскому полуострову  с могилами готов – предков  германских арийцев – в маниакальных планах нацистов отводилось почетная роль восточных территорий нового немецкого сверх государства.

Чтобы усилить свой имидж «фараона-строителя» хитрый лис Щербицкий, прежде всего, заручился влиятельной поддержкой придворного кремлевского скульптора №1 Вучетича. Хоть своих скульпторов в Украине уже расплодилось, как собак нерезаных, – среди местных провинциалов соцреализма встречались даже вполне приличные таланты, – но возглавить творческую группу скульпторов «Папа» предложил именно автору грандиозной скульптурной композиции в Сталинграде «Родина-мать с мечом».

Меч у сталинградской «матери» уже дважды отваливался. На расстоянии двенадцати километров окружали скульптурный комплекс непроходимым кордоном из солдатиков срочной службы. В это время клятый меч ускорено приклепывали-приваривали, чтобы вражины иностранные фотокорреспонденты не имели возможности даже издалека сфотографировать стометрового инвалида первой группы без правой руки.  Прикормленные злопыхатели-редактора западной желтой прессы выискивали любые информационные поводы, чтобы от души поглумиться над «гнилостью советской системы». Отваливавшаяся у сталинградской  «Родины-Матери» рука с мечом ярчайшим образом  характеризовала необратимый процесс морального и физического вырождения советского общества.

Великий маэстро советской монументальной пропаганды Вучетич, – взявшийся возглавить творческий коллектив, чтобы слепить для Киева младшую сестру сталинградской «матери», – задумал новое детище также внушительных размеров. Но киевской «матери» надлежало стоять строго вертикально. Хватит! Мечом «мамаша» в Сталинграде уже намахалась! Отвались киевский меч от очередной скульптуры Вучетича, и придворному кремлевскому скульптору в дальнейшем пришлось бы лепить только отдающих салют гипсовых пионеров для сельских школ и детских садиков. Грохнись со стометровой высоты меч на днепровские склоны, и в Киево-Печерской Свято-Успенской Лавре, расположенной близко к возводимому обелиску, не избежать трещин в храмовых стенах, обвалов в пещерах-криптах. От беды подальше и была задумана строго вертикальная композиция будущего стального опудала.

Удивительно, но никто тогда в ЦК компартии Украины не догадался предложить до гениальности простое, истинно пролетарско-мудрое  решение – «поповскую лавру» вместе с ее «паразитами-монахами» перевести в другое место. Куда угодно, только подальше от исторического центра славного Города Героя Киева.

Гениальный сын Оскара Патона предложил нержавеющей Родине-Матери по-киевски сделать  покрытие «под золото». Академик гарантировал, что изготовленное специалистами Киевского электросварочного института «золотое» покрытие выдержит, минимум, пол сотни лет. А тогда можно будет заменить искусственную позолоту натуральным золотом. К тому времени мировой пролетариат должен был одержать окончательную победу в схватке  с банковским спрутом капитализма. И золото непременно потеряет свое старозаветное  предназначение, как презренная монета для обмена во множестве  филиалов храма Молоха, известного мирового мошенника и ритуального вампира невинных младенцев. Проще говоря, иудо-кровососа.

Политтбюро укрАинских товарищей подумало, и решило отказаться от предложения уважаемого академика Бориса Патона. Опасно дразнить матушку Москву! Дескать, нам – местным «хахлам» – даже золотить ручки сливного бачка в своих туалетах не позволено. А тут не то что унитаз из золота, – если очень захочется, личное золотое приспособление для персонального пользования можно было бы от посторонних глаз под замок спрятать, – а стометровый позолоченный исполин, восьмое чудо света! Легко можно вылететь из руководящих кресел. Потому как чудесам разрешено происходить только в белокаменной столице Москве. И точка!

Рядом со Свято-Успенской Лаврой возведение грандиозной фигуры из двутавровых балок, – стальное идолище в дальнейшем покрывалось отчеканеными  листами нержавеющей стали, – шло ударными темпами. Средств не жалели. Об утвержденной в Москве смете, разрешающей использовать на возведение монументального комплекса не более пятнадцати миллионов рублей, сразу же забыли. Азартный «Папа» Щербицкий деньги не считал. Все крупнейшие заводы, фабрики, стройтресты и передовые колхозы Украины отстегивали из своих бюджетов столько рублей, сколько в ЦК компартии Украины запрашивали на строительство монумента. За все те десятки миллионов рублей, что были израсходованы на «Родину-Мать» можно было построить достаточное количество жилых квадратных метров, чтобы в Киеве навсегда исчезла очередь страждущих без квартир.  Детям и внукам тех очередников и сейчас негде жить. Не помогут ни молитвы господу в Печерской лавре ни проклятья нержавеющей сатане с мечом в руках рядом с Печерской лаврой. Отсчитав поклоны тут же можно переключиться угрожать кулаком и посылать проклятья идолу, отнявшему последнюю надежду у киевлян на получение своей крыши над головой.

Горожане, кто с восторгом, а кто с горечью наблюдали строительство монстра, уродующего древние киевские горы. Нержавеющая «мать» изначально задумана была высотой превзойти большую лаврскую колокольню.

Смиренные лаврские монасе набрались смелости, напросились на прием ко второму секретарю ЦК КПУ, тот курировал возведение бабы-опудала. В сатанинском логове напротив дома с химерами, что на улице Серго Орджоникидзе, нынешней Банковой, скрытно под рясой осеняя себя крестами, чтобы иродовы слуги – коммунисты – больно по рукам не побили, монахи жалостно попросили, чтобы меч в руках у «матери» чуточку обрезали. Хотя бы, на четыре-пять метров. Чтобы крест на куполе большой лаврской колокольни продолжал возвышаться, как и столетия прежде, над всей правобережной частью города.

Смиренные слуги божьи готовы были покорнейше согласиться на расширение и углубление любых форм сотрудничества с властями. Мол, нам не впервые. Праведную девственность свою давно потеряли, еще, когда проходили приемную комиссию госбезопасности, когда поступали учиться в духовные семинарии и духовную академию! Лаврские монахи были готовы пойти на любой компромисс, только бы в канун тысячелетия массового омовения в реке Почайне киевлян, подгоняемых в десятом веке плетками княжеских дружинников, не допустить глумления над древней киевской святыней.

Из Москвы большие руководители киевской экс-митрополией вовремя вмешались в конфликтную ситуацию. После звонка из Кремля пришлось «киевским партийным товарищам» укоротить меч, и он в руках у «бабы»  стал окончательно похож на деревянную каталку, используемую в селах для глаженья белья.

Бригаде монтажников Героя Социалистического труда Иванченкова было поручено возведение стального хребта скульптуры Родины-Матери.

    Когда монтаж стального остова стометровой скульптуры приближался к завершению, – работа не прекращалась ни днем, ни ночью, без выходных и отдыха на праздники, – в ночную смену с большой высоты сорвался один из монтажников.

Бригаде следователей, приехавших под утро на место происшествия, представили изуродованное тело, якобы ночью обнаруженное на шоссе, протянувшееся вдоль днепровской набережной. Судмедэксперт попытался что-то сказать, но ему закрыли рот, напомнив, что объективность и срочность рассмотрения его заявления на улучшение жилищных условий зависит от профессионализма его заключения при осмотре тела погибшего рабочего монтажника под колесами автомобиля. В акте «экспертизы» была подтверждена версия наезда на рабочего большегрузным автомобилем. В ночное время неизвестный водитель грубо нарушил правила дорожного движения, превысил допустимую в центре города скорость, и сбил рабочего.

Разыскивать виртуального нарушителя – водителя большегрузного автомобиля – никто не собирался. Нелепое происшествие забыли. Родина-Мать звала на баррикады. На возведение символа победы в Великой Отечественной войне не пала тень от досадной, совсем некстати  гибели монтажника во время сверхурочных, ночных работ, при вопиющем нарушении техники безопасности. Как потом выяснилось, для сокрытия реальных обстоятельств гибели рабочего была другая, намного более весомая  причина.

Не прошло и двух недель, как с чертовой «бабы» упал и насмерть разбился еще один член бригады Героя Соцтруда Иванченкова. Бригада постоянно усиливалась монтажниками, откомандированными со всей Украины. Как и предыдущая смерть, падение рабочего случилось в ночную смену, когда высотникам  запрещалось работать.

Из собранной по крупицам информации картина происшествия представилась такой. Монтажник работал в районе щита с гербом СССР, что в левой руке  у «бабы». Высоты многоэтажного дома оказалось достаточно, чтобы гарантировано разбиться насмерть. Свидетелем падения был сам бригадир Иванченков и еще несколько членов его бригады. Все произошло под утро,  когда прежняя смена инженерных работников уже уехала, а новая еще не прибыла. Под утро охрана, как принято, отсыпалась в вагончиках. Еще не остывшее тело покойника бригадир Иванченков, матерясь и проклиная погибшего рабочего, с двумя помощниками завернул в брезент, поместил в коляску мотоцикла и с одним из членов своей бригады отвез к старой кирпичной стене, окружающей комплекс Киево-Печерской Лавры. Поднатужились и столкнули мертвое тело  на территорию монастыря. В этом месте кирпичная ограда близко подходила  к  церквушке у входа в Дальние пещеры. Окровавленный брезент в то же утро сожгли на костре.

Идущие на утреннюю молитву монахи обнаружили не весть откуда взявшегося  покойника. Из Печерского райотдела милиции приехала бригада во главе со следователем, старшим лейтенантом Василием Галилейским. В одежде покойника документов не оказалось. Тело похожего на бомжа небритого мужчины, в грязном комбинезоне большого размера, явно с  чужого плеча, погибшего при невыясненных обстоятельствах, дежурная труповозка отвезла в морг. Монахи вздохнули и перекрестились. А на многолюдной стройке, очень напоминавшей возведение новой вавилонской башни, никто ничего не заметил. Десятки откомандированных на стройку рабочих со всей Украины ежедневно приезжали в Киев, и уезжали назад.

Через полтора месяца, благодаря татуировке на теле покойника с указанием года рождения,  а также поступившей ориентировке на исчезнувшего в Киеве монтажника-высотника, тело погибшего было опознано. Как выяснило следствие, бригадир монтажников, Герой Соцтруда Иванченков, перебрасывая через стену  Киево-Печерской Лавры мертвое тело погибшего  на стройке члена своей бригады, имел для того довольно веские причины.

Еще до начала работ с пропагандистской целью, для воспитания советского трудового народа на примерах «маяков-ударников коммунистического труда», в ЦК компартии Украины решили увеличить количество дважды Героев Соцтруда в республике. По окончании работ над монументом Родине-Матери для вторичного присуждения звания Героя Соцтруда был выбран Иванченков, для этого его специально и поставили возглавлять бригаду профессионалов монтажников. Быть представленным к наивысшему в СССР почетному званию реально рассчитывал также главный инженер стройки, управляющий всеми этапами строительства стального идола на правом берегу Днепра. Смерть рабочих на строительстве музейного комплекса, к тому же при грубом нарушении техники безопасности, перечеркивала  благородный замысел партийного руководства.

Закончивший работу на своем участке Герой Соцтруда, бригадир монтажников Иванченков, при выполнении почетного задания не жалевший ни себя, ни членов своей бригады, так и не получил вторую звезду Героя. Ударник коммунистического труда бригадир Иванченков не получил также и полагающийся ему срок за совершенное им уголовное преступление. Дело было закрыто, затерялось в архивах.

С главным же инженером строительства монумента случилась очень большая неприятность. Эпопея великой стройки закончилась для него мучительной смертью под садистскими пытками. Не иначе, как начальник чем-то не угодил стометровой бабе-идолу из нержавеющей стали.

При возведении монумента и всего музейного комплекса вокруг «бабы» помощником главного инженера треста-подрядчика был принят на работу молодой инженер, успевший хорошо себя проявить с профессиональной стороны. Молодой человек был единственным сыном ветерана Великой Отечественной войны, подполковника артиллериста, кавалера многих наград, включая польские и чехословацкие ордена.
Воровство вокруг стройки с каждым днем все больше приобретало характер эпидемии. Десятки вагонов с розовым облицовочным туфом из Армении шли с востока на Киев. Проходили мимо столицы УССР… и исчезали. Таким же образом проваливались в «черную дыру» эшелоны с красным житомирским гранитом,  с той только разницей, что шли в противоположном направлении, с запада – на восток. Молодой инженер, на свою беду, был воспитан не так, как требовалось для работы на особо важном социалистическом объекте, куратором которого был Центральный комитет компартии Украины. Перед тем, как главный инженер строительства пригласил его в воскресенье порыбачить в устье Десны, рассказал своему отцу, что стал свидетелем высокоорганизованного воровства в особо крупных масштабах. Поведал отцу и о том, что намерен заявить в прокуратуру республики о хищениях на десятки миллионов рублей. Ветеран войны отговаривать своего сына не стал.

С рыбалки помощник главного инженера не вернулся. Утонул, несчастный случай. Такое заключение сделал прокурор района Черниговской области, где случилась трагедия.

Отец утопленника упорно стал проявлять несогласие с официальной версией следственных органов. А когда убедился, что заключение проводившего вскрытие судмедэксперта было подменено на иное, но с той же датой, и тем же исходящим номером, как и первоначальное, провел собственное расследование гибели сына. В первоначальном тексте судмедэксперт утверждал, что алкоголя в крови утопленника не обнаружено. Согласно же второго, подменного текста, помощник главного инженера утонул в стельку пьяным.

Отец разыскал двух свидетелей, колхозников из соседнего с местом происшествия села, которые невольно стали очевидцами, как в тихой заводи Десны двое мужчин топили сопротивлявшегося молодого человека. Подполковник взял у свидетелей письменные показания, заверил их в сельсовете печатью и подписью председателя. Через короткое время в уголовном деле, которое было возбуждено  лишь благодаря вмешательству генерал-полковника, Героя Советского Союза, – с ним отец погибшего всю войну провоевал, – появился официально заверенный отказ колхозников от своих первоначальных показаний. Уголовное дело было закрыто, документы исчезли из архива.

Прошло около года. Уже состоялось открытие монумента, во время которого машины скорой помощи из-под стального идола с бабьим обликом забрали  до двух десятков людей, получивших солнечные удары. В основном, это были дети, от двенадцати до четырнадцати лет. Более четырех часов под палящими лучами солнца выстроившиеся пионеры  ожидали прибытия генерального маразматика КПСС Леонида Ильича Брежнева. По сведениям из вполне компетентных источников, прибывший из Москвы на открытие  монумента «Родине-Матери» старый педофил в это время неплохо проводил время. Местные компартийные холуи хорошо подготовились, доподлинно знали, как угодить дорогому Ильичу.

Главный инженер был представлен к получению звания Героя Соцтруда. К окончанию возведения стального идола он уже стал генеральным директором строительства.

…Когда совместно с сотрудником КГБ милиционеры вскрыли дверь его квартиры в ведомственном доме, – гендиректор несколько дней не появлялся на работе, на телефонные звонки не отвечал, – обнаружили труп со  следами изощренных садистских пыток. Вся спина и грудь были в ожогах первой степени от раскаленного утюга. При вскрытии тела обнаружилось, что подобным термическим ожогам был подвержен анус и прямая кишка пострадавшего. Для этого садистами-убийцами был использован паяльник мощностью в девяносто ватт.

Немедленно был задержан подполковник, отец утонувшего помощника главного инженера. На следующий день пришлось его отпустить. Санкцию на арест прокурор не дал. Полное алиби подполковника подтвердили несколько человек. За подозреваемым было установлено плотное наблюдение. Когда хоронили трагически погибшего генерального директора строительства комплекса «Музей Великой Отечественной войны», покойнику были оказаны все полагающиеся почести, включая салют тремя залпами павшему герою. Безвременно погибший и похороненный на Байковом кладбище числился в военкомате полковником запаса.

Отец утонувшего в Десне молодого человека открыто явился на кладбище, присутствовал до конца панихиды. Кассету видеозаписи несколько раз просмотрели эксперты, криминальные психологи, но никаких определенных выводов сделать не смогли. Выражение лица подозреваемого за время похорон ни разу не изменилось. Но когда проверили состояние его денежного счета в Сбербанке, оказалось, что за два месяца до зверского убийства генерального директора подполковником были сняты со счета почти все его сбережения. Но сумма не была круглой, с нулями, когда расплачиваются с наемными убийцами. На вопрос следователя подполковник ответил, что заказал памятник сыну и еще отдал старый долг. Подозрения, все же, остались. Применить к ветерану войны и орденоносцу жесткие меры дознания не решились.

…Через год в Киеве поймали банду грабителей богатых квартир. Приходили «в гости» когда хозяин был дома. Пытали жертву раскаленным утюгом, пока не узнавали, где спрятаны ценности, ключи от сейфа, валюта. За бандой числилось до десяти таких эпизодов. Во время следствия выяснилось, что «наколку» на «богатую квартиру» генерального директора получили от бывшего милиционера, уволенного из органов за злоупотребления. Когда следователи плотно побеседовали с бывшим ментом, выяснили, что генерального директора лично ему «заказал» отец погибшего юноши, утонувшего в Десне при странных обстоятельствах. За выполнение заказа мент взял с подполковника шесть тысяч рублей. Но поступил хитро. Все деньги оставил себе. А банду грабителей-садистов совершенно бесплатно навел на «верную добычу в богатой квартире». Генеральный директор у себя дома ничего особо ценного не держал. Его долго пытали, пока не остановилось сердце. Так преступники и ушли тогда с пустыми руками.

Подполковника, отца утопленного сына, осудили на  восемь лет. При вынесении приговора судейская коллегия учитывала его военные заслуги во время Второй мировой войны, многочисленные воинские награды, ходатайства сослуживцев-ветеранов.  Вышел подполковник досрочно по амнистии, за два года до окончания своего срока заключения. Целыми днями просиживал у могил своего единственного сына и своей жены. Супруга подполковника, так и не дождавшись выхода из заключения своего мужа, скончалась.

…Стальной монстр  высится на правом берегу Днепра. Судя по тому, что на демонтаж «бабы» потребовалось бы средств намного больше, чем на возведение идолища, стоять ему много лет. Сатана с мечом в правой руке и со щитом в левой с правого берега грозно смотрит на левый берег Днепра, на восток, в направлении России. Оттуда десятки раз наступали на Киев, опустошали город дикие орды азиопов, в их числе и русские братели, в насмешку над историей, генетикой и антропологией назвавшиеся «единокровными славянами».

Вот, если бы удалось заменить на щите у «бабы» герб СССР на герб независимой Украины тризубец, тогда инициатора возведения стального монстра на правом берегу Днепра днепропетровского украинофоба и русского шовиниста Владимира Щербицкого можно обосновано причислить к ситуативной когорте украинских патриотов-националистов. У «независимого» президента «независимой» Украины появятся основания  присвоить посмертно своему предшественнику, оставившему наследнику добротный кабинет на улице Банковой (бывшей улице Серго Орджоникидзе), звание «Героя Украины» за «патриотическое руководство возведением символа независимой Украины на правом берегу Днепра». Странного ничего бы в этом не было. «Героя Украины» уже присвоено когорте матерых украинофобов, каждый из них десятилетиями продуктивно уничтожал украинцев как нацию, как народ.

 

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься.