Я убийца!

 

Только что первый раз в жизни я убил. И сразу же – желание христианину покаяться. Ничего не поделаешь, славянин в пятом поколении (впрочем, и от родства с далекими-далекими насильниками половцами и воинственными вест-готами не отказываюсь). После случившегося заострился вопрос: были ли там у меня, в далеком прошлом еще и родственники из кавказских народов-кровников?

 

А сейчас, как на исповеди.

 

Мой сельский дом на окраине леса, возле охотничьих угодий. Вдоль дороги четырехсот-пятисотлетние дубы. Осенью, по ночам, в поисках опавших желудей приходят дикие кабаны. В пяти метрах от забора оставляют следы взрослые особи, с ними маленькие следы поросят. Чуть дальше в лесу можно встретить следы косуль. Ну, а зайцы регулярно выскакивают из высокой травы, убегают, петляя в разные стороны, и, при этом, насмешливо на тебя огладываются. «Мир во все мире» – эта фраза про наши края. Но, только до начала охотничьего сезона.

 

Я не охотник. Приближение отстрельного сезона с официальным разрешением открыто проявлять homo sapiens инстинкт убийцы не возбуждает меня,  не горячит кровь. Но пневматический пистолет купил. Хищные вороны не давали покоя тещиным цыплятам. Одной злодейке таки попал, предположительно, в задницу. С консолидированными с раненой птицей воплями вся воронья стая улетела и с тех пор нас не тревожит. Орнитологи утверждают, вороний  интеллект самый развитый среди птиц. Урок пришелся впрок. 

 

Живет у меня кот по кличке Штирля. Полное имя Штирлиц. Родился он слабеньким, наглые сестры отгоняли его от сосков матери. Пришлось сестричек раздать еще в молочном возрасте. Штирля вырос, но ощущение второсортности и опасности всегда его преследовало. Тихо крался, прятался в засадах по любому поводу, и как знаменитый советский разведчик вовремя и благополучно исчезал… Одним словом, Штирлиц!

 

Недавно подарили друзья великолепную кошечку. Красавица, умница… чуть не спортсменка и комсомолка. Кошечка подросла. И тут началось. Откуда-то стал приходить  на участок рыжий кот. Покоя от него не было тещиным курам с цыплятами. Котяра ухитрялся съедать из кормушки вынесенные птицам остатки пищи с нашего стола. Но не это было главным его грехом.

 

Штирля боялся рыжего террориста, как огня. Как-то исчез на несколько дней. Появился весь израненный, волоча заднюю лапу. На спине вырванный, чуть ли не до мяса кусок шерсти. Я подумал, что в нашем лесу завелась чупакабра и порвала Штирлю. Хорошо, что не выпила кровь.

 

Чупакабра была не при чем. Рыжий кот, названный мною Фрицем, нагло нападал на нашего Штирлю даже в моем присутствии. Это была настоящая расовая ненависть. Штирлиц -  черный кот, хоть и с белым передничком на груди, явно претендовал на представителя низших рас (славян, цыган, евреев…) Рыжий сверхкот Фриц олицетворял наглых гитлеровских арийцев. Не прекратил агрессию даже после того, как я попал в него из пневматического пистолета, тоже в зад, как и серой вороне. Подскочив вверх метра на полтора, Фриц сбежал, и целую неделю не было его видно. Но напрасно мы успокоились. Агрессор снова появился.

 

Подумалось, не взбесился ли Фриц от расовой ненависти к Штирлицу? Или, может, «Майн кампф» уже переведен на кошачий язык, а у рыжего нациста имеется ноутбук с Интернетом? Нашей пушистой, светлой масти кошечке Кэт тоже доставалось от подонка. Спасало ее, что ловко взбиралась на вершину телефонного столба и оттуда наблюдала за охотой Фрица за Штирлей. В расовых схемах агрессора наша натуральная блондинка Кэт, вероятно, тоже значилась представительницей славянской расы.

 

А Фриц все наглел да наглел. Дошло до того, что через открытую дверь на веранде  сделал стремительный дранг нах остен на кухню и выхватил из-под ножа у тещи, в это время чистившей здоровенного карпа, чуть ли не половину рыбы.

 

Терпение лопнуло! После собранной информации от соседей, что гражданство рыжего кота им не известно – получается, нацистский агрессор делал вылазки издалека – свой пневматический пистолет постоянно стал носить под рукой в правом кармане, со взведенным курком.

 

И вот, сегодня, это произошло. Я стал убийцей. И теперь предстану на суд Всевышнего. Очень надеюсь на смягчающие вину приведенные выше обстоятельства.

 

Фриц стоял в двух метрах, не мигая, нагло смотрел мне прямо в глаза. Его рыжая тигриная морда  спрашивала: «Кто тут временные? Эта территория мне – сверхкоту – предназначена!». Я спокойно прицелился, рука как у киллера профессионала не дрогнула.

 

Описывать теребящие душу, жуткие последствия не буду. Одно удостоверяю, свободно продающаяся в охотничьих магазинах пневматика – вещь очень опасная. При точном попадании в уязвимое место свинцовая пулька в четверть грамма может смертельно ранить врага. В описанном случае врагом был рыжий кот Фриц. Да упокоится его душа в котячьем загробном мире!

 

P.S.

Прошел месяц. Вы, конечно, будете смеяться, но Фриц, после точного попадания ему в морду, оставив у нас на крыльце лужу фонтанирующей ярко красной крови, появился снова. Правда вид у него был довольно жалкий. Шерсть тяжело раненного инвалида захватнической войны была грязной, котячья морда стала худой – выдающиеся упитанные щеки нациста куда-то подевались. Да и крался он теперь лишь в конце  участка, как когда-то проделывал перепуганный им наш Штирлиц. Ностальгически поглядывал ветеран котячьего батальйона СС на наш двор, на место славных его подвигов в начале кампании завоевания жизненного пространства.

На нашей исконной земле он был смертельно, как мне тогда казалось, ранен, и с позором изгнан с суверенной территории нашего участка. Фриц скрывался и, выходит, благополучно избежал карающего Нюрнбергского процесса. А то, в лучшем случае, сидел бы пожизненно. Или был бы по приговору международного суда повешен в лесу, как военный нацистский преступник.

Напишіть відгук