ФРАГМЕНТЫ КИЕВСКИХ ФРЕСОК ( ФУРШЕТ У МИХАЛИОНА (1-41) )

ФРАГМЕНТЫ  КИЕВСКИХ  ФРЕСОК

ФУРШЕТ  У  МИХАЛИОНА (1-41)

1. Пригласил меня закадычный приятель, журналюга еще из тех! Поболтать на темы, очень нас волнующие. Не виделись целую вечность, последнюю ночь, к радости наших прекрасных половин отсыпались по домам.  Договорились встретиться на набережной у Речного вокзала. А там вавилонское столпотворение, с великим трудом пробирались сквозь толпы зевак, пока добрались до традиционного места наших встреч у ресторана «Поплавок». Как всегда, хотели тихо посидеть на открытой палубе, под тихий всплеск днепровской волны порасуждать о том и о сем, попивая полусухую «Медвежью кровь».  Вход  в ресторан преграждал транспарант: «Все ушли на фуршет к Михалиону». Ткнулись в другой ресторанчик, тоже причаленный к берегу, но и там получили легкий удар по знаковому месту, и очень, кстати, болезненному. При его внимательном изучении можно прийти к выводу: пятьдесят на пятьдесят, что перед вами мужчина. Когда нужно хорохориться в дамском обществе, место это гордо называем «миль пардон, дамы, это наши яйца!» Надпись у второго ресторана гласила: «Извините за неудобства, заведение временно закрыто».

2. Сквозь праздно шатающихся по набережной, – мужчины под ручку с дамами, дамы с кобельками и сучками на поводках, – вплотную, один за другим, едут автомобили, от представительского класса до инвалидных колясок с бесшумными моторчиками японского производства. Черти эти японцы! Все успевают, всюду пятачок свой суют, а народу нашему – только польза от того. Хоть и недешево, но любо дорого смотреть на японские автомобили, а обсуждать их качество просто неприлично. По всем статьям обскакали япошки американосов. Обогнать своих узкоглазых соседей, япошек-харакирщиков, что на карте пониже и чуть в стороне, давно и напрасно пытаются желтые китайцы. Из рисового зернышка недавно ракету на Марс запустили! А в той ракете, представьте себе, сидят два китайца. Один с яйцами, второй космонавт без яиц. Лица абсолютно одинаковые, где космонавт, а где космонавтиха только по энтому признаку и можно определить. Урожай риса в Китае всегда большой. А стратегический металл берегут китаезы, готовятся нанести Большой Удар Железного Дракона, и на веки вечные воцариться в мире. «Як устане китаєць, буде світові кінець» – еще моя прабабка говорила, женщина прозорливая, хоть и малограмотная. Говорят, что и русскую водку принципиально китайцы пить перестали, чтобы на ясную голову выстраивать стратегию мирного покорения всех материков на планете, за исключением Антарктиды. Ну, а затем и всего околоземного Космоса.  Белый континент будто бы намерены оставить для поддержания исчезающих популяций белой, черной и красной рас, методом искусственого во льдах их размножения. Чтобы в будущем любознательных китайских школьников возить в Антарктиду на экскурсии.

3. Напрасно недавно из Восточно-Сибирского Улуса Золотой Москвы просверлили Великую Китайскую Стену, чтобы две нитки водкопровода проложить в Поднебесную. По одной, почти за бесплатно  перегоняют казенный огненный напиток. Знамо дело, та водочка для китайских дружбанов ничего не стоит, из сосновой коры и еловых опилок. По другой трубе – перегоняют самогон, этот напиток дороже, потому как из натуральнейшего продукта гонится, экологически чистого говна. Его в Золотой Москве хватить еще лет, этак на сто, говорят геологи.  Эксперты на западе сомневаются, не заангажированы ли политически их золото-московские коллеги из геологоразведки. На самом деле, утверждают специалисты из-за бугра, не разгрести рашен-фекалий и за триста лет. Сколько веков ложили кучи, не меньше и столетий понадобиться, чтобы истинно забубенный продукт был весь использован в мирных целях. И это при условии, что новые кучи рашеяне накладывать прекратят. Окончательно и бесповоротно! Над безуспешными потугами покойной империи привязать к своей водочке два миллиарда китайцев Чингиз Хан на том свете смеется. Это вам, москалики, не чукчи с тунгусами! Моих праправнуков – великий китайский народ – за поллитровку казенки или банку самогонки на понт не возьмешь!

4. Наконец с журналистом-приятелем мы поняли, куда двигается   вереница автомобилей, украшенных гирляндами из сине-желтых шариков. Поток людей и автомобилей устремлялся к большому китайскому ресторану. Но не к тому, что через дорогу сиротливо приютился на первом этаже девятиэтажки – там все повара чистопородные китаезы, готовят по древним рецептам, по пять тысяч лет каждому блюду. Шикарные и не очень шикарные автомобили по днепровской  набережной подвозили гостей к огромному причаленному крейсеру. Вот загадка, как стальная махина могла развернуться в Днепре? На крейсере бесполезные дальнобойные пушки и ракетные установки накрыты чехлами, теперь еще один китайский ресторан – трехпалубный – можно было гурманам наносить на карту акватории Днепра. У траппа встречает гостей сам Михалион. Собственноручно наливает каждому гостю, кому бокал шампанского, а кому чарочку горилки с перцем. Кто отказывается пить из-за обостренной язвы желудка, по религиозным соображениям или по причине зашитой в бедро извергами в белых халатах противоалкогольной ампулы, того спецлифтом, использованым раннее для приведения в боевую готовность торпед и ракет,  спускают в трюм крейсера. Там накрыты столы специально для диетиков. А на большом плазменном экране гастрономическим изгоям показывают, что происходит на верхней палубе корабля.

5. Подошла и наша очередь. Михалион сразу же признал моего приятеля, с журналистами сенатор давно накоротке. Ну и меня заодно с ним троекратно расцеловал, не подозревая, что целует змею подколодную. Выпили мы по бокалу игристого напитка, на бутылке знакомая этикетка еще с первого класса средней школы, где мы с приятелем учились, как особо одаренные дети: «Советское шампанское». Приятель наклонился и прошептал мне на ухо: «Нам с тобою еще повезло! Михалион премного мне обязан, пиар-статейками раскручивал его сомнительную личность перед выборами в сенат. Потому и налили нам с тобою, дружище, натуральный виноградный напиток. Остальных гостей потчуют игристой ослиной мочой, разбавленной святой водицей. Михалион большой хохмач, разливает мочу в бутылки из-под шампанского. А святую водицу его доверенные лаврские послушники набирают из крана. Вода будто бы течет из святого источника, начало берущего в пещере-крипте преподобного отца Лаврентия, в миру, Берии, создателя секты кремлевского патриархата, взамен уничтоженной иудобольшевиками независимой от политбюро и ГПУ-НКВД христианской церкви. Наивных мирян дурят! На самом деле вся та «святая» вода из городского водопровода, даже хлоркой попахивает. Только доверенные лица и ближайшие друзья знают, как готовит Михалион  свой коктейль для дураков. И название своему пойлу придумал соответствующее – «Святой Осел». Сознаюсь, мне было приятно такого рода предпочтение со стороны хозяина фуршета Михалиона. Приглашенные сенатором гости, очарованные небывалым гостеприимством, с выражением счастья на лицах радовались, будто дети малые, предвкушая грандиозный спектакль на корабле. Как завороженые, с большим удовольствием пили разбавленную ослиную мочу, не морщась и не отрыгивая. И только спикер сената Иван Хлыщ медленными глотками выпил бокал ослиной мочи, будто в чем-то засомневался. При этом  задумчиво проговорил: «Якби не знав, шо шампанське, подумав би, шо сцякі».

6. Приятель снова наклонился к моему уху: «Своей харизмой, сильнейшим магнитом притягивающей праздношатающуюся публику разных калибров, Михалион обязан комсомольской юности. Приемчикам управления толпой обучался, когда по заданию райкома коммунистической партии осваивал азы покорения юных сердец. Устраивал массовые попойки под вывеской «ударной работы комсомольских бригад коммунистического труда». Обрати внимание на полноту фигуры Михалиона. На первый взгляд, мягкая, приятная на ощупь детская игрушка. Причина мягкости во всех отношениях Михалиона проста. Во время одной массовой попойки «комсомольской бригады коммунистического труда» при возведении коровника в подшефном колхозе «Путь к коммунизму» разгоряченные самогоном-перваком стройотрядовки на руках носили своего кумира. Ты, конечно, знаешь, в первобытные времена не было кары страшнее, быть отданным на растерзание женщинам. А если это не первобытные бабы, а девахи комсомолки, одержимые запрещенным в СССР сексом? Однажды девичья групповуха закончилась исчезновением у Михалиона яичка, хорошо, что только одного. С тех пор у него гормональное нарушение, дисбаланс, одним словом. Вот и выходит, что Михалион своей головой – почти мужчина, а телом – почти женщина. Но не бывает же худа без добра! У пышнотелого Михалиона, вследствие расбалансированности гормонов прорезался вокал, отдаленно напоминающий тенор известного певца Демиса Руссоса. А полнотой фигуры, если еще пудик, другой веса набрать, и, впрямь, Михалион – знаменитый грек будет».

7. Спрашиваю приятеля:  «В последнее время усилено распространяются слухи о гиперсексуальности Михалиона. Как ему удается поддерживать имидж крутого мачо всего-то с одним осиротевшим яйцом, пардон, яичком?» Приятель еще ниже склонился к моему уху: «Все гениально просто. Слухи распространяют аспирантки пиар-отделения его пансиона. Для поддержки имиджа сексуального «трахтенберга»  Михалион денег на top-курв не жалеет. Вот с кого нужно брать пример трепачам в сенате! С трибуны не выгонишь, а народная мудрость гласит: чем больше мужик двигает языком, тем меньше способен двигать фуем. Сенатор Михалион как в рот воды набрал. За пятилетнюю каденцию великий трибун наговорил в микрофон всего полторы минуты. Ты думаешь, сенатору ума не хватает? Или ему не хотелось поболтать? Еще как хотелось! Но имидж крутого мачо обязывал держать язык за зубами. Посмотри, какой сильный эффект производит на приглашеных дам языковое воздержание Михалиона: каждая пытается поцеловаться с ним, и не просто, легким интеллигентным касанием в щечку, а взасос. Это и называется всенародной любовью. Муженьки у этих несчастных женщин сплошные алкоголики или натуральные сволочи. Подлые лентяи c женами своими прикидываются импотентами. Почитали бы горе-сенаторы хоть на досуге Михалионов учебник «Азбука паблик рилейшенз» для детей с проблемами развития из подготовительной группы детского сада. Даже осел поумнел бы, набравшись у нашего мэтра всех наук ума хоть бы с малый кузовок».

8. Нас с приятелем на верхнюю палубу провели две очаровательные курсистки-отличницы национального пансиона Михалиона, уже много лет носившего имя сенатора, да даст ему Аллах Акбар десять тысяч лет жизни! Здесь были накрыты столы для особо приближенных к Михалиону VIP-гостей. Надо отметить, отличались курсистки необыкновенным, просто очаровательным умением во время ходьбы двигать тазобедренным суставом, будто подбрасывают теннисный мячик, оригинальным способом подавая его игрокам в грейттеннисс. Приятель разъяснил: «Михалион не жалея драгоценного времени, отрывая не то что минуты, даже секунды от чтения умных книг – виртуальных философских диспутов с греко-римскими философами – лично воспитывает персональную группу сексопильных курсисток с обворожительными попками, обучает сопровождать VIP-персон при поездках на конференции, выездные совещания, словом, на отдых. Особенно востребованы его воспитанницы, когда сенаторы из потомственных аристократов в их сопровождении выезжают в загородные резиденции поиграть в грейттеннис, но, больше, в грейтпенис. Девушки отменно вышколены, для них все равно, если грейтпенисы сенаторов, на поверку, оказываются лоумикропенисами. Курсистки высшего разряда! Великие артистки большой сцены! Недаром мастерству их обучает большой прохвост Михалион».

9. Я поинтересовался, какому такому мастерству может обучать мастер только с одним яйцом, пардон, яичком? – «Натуральной имитации возбуждения» – разъяснил мне приятель. – «Ты думаешь легко воспитанницам Михалиона притворяться, будто тщедушным видом голого сенатора  возбудились до крайней степени, чуть ли не до бешенства матки? Настоящему искусству сопровождения важных персон обучаться могут лишь тщательно отобранные претендентки. Конкурс среди поступающих в пансион Михалиона традиционно большой, а приемная комиссия свое дело знает, на сексопильные попки и на торчком стоящие грудки у Михалионовой профессуры хорошо глаз наметан». А как обстоят дела в пансионе с рекламируемой в последнее время «голубизной»? – спрашиваю приятеля. – «Не только свобода слова, вероисповедания и равноправного культурного развития национальных меньшинств является  главными условиями принятия Украины в европейское сообщество. Камень преткновения, тормозящий принятие нашей страны в мир евреинтеграции – недостаточно распространенное в нашем отсталом народе получение сексуального удовлетворения, миль пардон, в заднем проходе, характерное для  освобожденных от тирании сообществ. Михалион уже предпринял меры в этом направлении, но пока что больших успехов в своем пансионе не достиг. Пытался собственным, так сказать,  примером заразить, но, пока, что-то у него не ладится. Довлеет над сенатором происхождение,  далекая от еврецивилизации секс-ментальность его сельских родителей, традиционных во всех отношениях».

10. Как же нам не хотелось расставаться с сопровождавшими нас на верхнюю палубу красотками Михалиона! Да и они, очевидно, хотели посидеть рядом с нами, наметанным глазом узрев в наших с приятелем штанах ручной сборки эксклюзивную аппаратуру, собранную из генов любвеобильных наших предков. Улучив на фуршете минутку свободного времени, милые девушки не отказались бы попользоваться нашими с приятелем аппаратами. Но, взгрустнув, нимфы покинули нас. С увлажненными от расставания глазками пошли сопровождать очередную партию особо приближенных гостей.  Мы же, как джентльмены благородные, подмигнули им на прощанье,  оставляя надежду на встречу в более благоприятной для общения обстановке. Гости все прибывали и прибывали, казалось, что на огромную ораву любителей хорошо пожрать за чужой счет заготовленных явств и напитков не хватит. На мой немой вопрос – а деньги-то на все это у хозяина фуршета откуда? –  приятель прошептал мне на ухо: «Михалион, особо не надеялся на свою скудную зарплату сенатора и причитаемые ему надбавки за ветеранство в ленинском комсомоле, незаметно для налоговиков организовал три заводика по изготовлению водки из лопухов и лободы, обильно растущих на заброшенных колхозных полях, куда ни глянь».

11. Я говорю приятелю: «Послушай, ты мне друг, конечно. Но держать меня за дурака даже самый близкий друг не должен. Если Михалион направо налево вешает простакам лапшу на уши об уникальном происхождения своей водки, о лечебных ее свойствах для импотентов, то мы с тобой, люди же не глупые, знаем, что из лопуха и лободы получается только слабительная микстура для облегчения страдающих запорами. Если знаешь больше, то скажи мне, как друг настоящий, всю правду». – «Секрет приготовления лопуховой водки, – говорит мне приятель, – выведал у Михалиона, когда работал с ним в сауне. Мы тогда, попарившись и наплававшись в бассейне с артезианской водой, пивка пригубив с рыбкой-таранью, сочиняли его предвыборную речь для выступления на митинге перед страдающими ветеранским слабоумием участниками великой отечественной войны за привилегии. Температура в сауне поднялась до ста десяти градусов, Михалион распарился, потерял бдительность и проговорился. Я тогда хлестал его березовым веничком. Даже у схваченного немцами советского героя-разведчика в застенках гестапо язык развязался бы от березового веника по распаренным ягодицам.

12. Рецепт своей водки выведал Михалион у цыганки, живущей по соседству с селом, где он родился. Ловил в пруде для старой ведьмы рыбку, а та, слепая, приняла его за сына родного, и выболтала хитрецу, как ее предки в Индии кореньями да снадобьями чудеса творили. Дополнительно же, для усиления алкогольных свойств, а также для имиджево-коммерческой привлекательности свою водку Михалион настаивает на коре молодых дубков». Рассказал мне приятель и некоторые другие подробности рецепта и лечебных свойств водочки Михалиона: «Старая цыганка ему сказала, – а   бабкам-шептухам, цыганкам-гадалкам сенатор до сих пор с измальства верит, -  будто бы от водки из лопухов и лободы, настоянной на коре молодых дубков, у лысеющих мужиков не выпадают волосы.  Наоборот, как молодые дубки волосы стают крепки. И что ты думаешь? Рекламщики, прохвосты редкостные, так раскрутили Михалионово пойло, что не успевает отгружать свою дурь-продукцию. Эмиры арабские платят ему за поллитровку целым баррелем нефти. Ну, а он, известное дело, не дурак! Перегоняет нефть в дизтопливо и на своих  заправках торгует. Врать не буду, но что-то мне сдается, его сиятельству Янчику Хазарову, главному кровососу, – вместе с налогами всю твою кровь может выпить! – конверты с зеленью Михалион регулярно посылает. Все довольны. Дизтопливо на заправках хитреца сенатора никогда не перекрывается хазаровскими проверками. А у главного налоговика постоянно азиопская улыбка на физиономии. Михалиону же плясать да плясать все время хочется. Ну, и того, что ты сейчас подумал, тоже, да еще как ему хочется! Все Михалионовы барыши, считай – не считай, подсчитать невозможно!».

13. «Это еще не все» – продолжил приятель. – «К мнимым импотентам, регулярно, но умеренно пьющим михалионову водку, в постели даже с собственной женой возвращаются чувства крепки, как молодые дубки. Наша страна – давно не секрет – страна лысых. Тут и чернобыльский след налицо, точнее, на голове. Вот и стали граждане в супермаркетах расхватывать михалионову водку целыми ящиками для лечения и профилактического предупреждения выпадению волос, а также ликвидации мужской слабости. Так что водочных денежек, выходит, Михалиону нашему любезному не занимать. А хлебосольный и щедрый он на театральные представления, вообще, приятный во всех отношениях с первых же дней, когда родился. Не в пример сенаторам-скрягам или кабминовским иудам, обещаниями-завтраками дурящих нашего брата. И прекраснополых сестер наших скорбных, не стыдясь, обманывают. Вот, брехуны-то, сволочи!» Я успокоил приятеля, не на шутку возмущавшегося политическими прохвостами из сената и правительства.  Не дожидаясь официанта, налил себе и приятелю по пятьдесят грамм михалионовой водочки,  хоть на выпадение волос, тем более на постчернобыльскую импотенцию мы никогда с ним не жаловались. Бог миловал! Увидав, что мы занимаемся самообслуживанием, подскочили к нам два официанта. Мы извинились, пообещали, что впредь не будем мешать выполнять им свои обязанности по обслуживанию гостей фуршета Михалиона. Разговорились. Официанты были известными подольскими трепачами, рассказали, что обслуга фуршета нанята со всех ресторанов на днепровской набережной. В три смены, поочередно,  обслуживать фуршет Михалиона.

14. Официантам поверили не сразу, а когда до нашего сознания, слегка помутившегося от третьей рюмки водки, дошло, что, помимо нашей воли на неопределенное время стали заложниками на фуршете Михалиона, очень тому возрадовались, и с энтузиазмом вырвавшихся на свободу сексуальных узников посмотрели в глаза друг другу. Целомудренные женушки наши, таким образом, смогут несколько дней отдохнуть от процесса исполнения их мужьями супружеских обязанностей. Да и нам с приятелем сексуальная остановка не помешала бы. Наши гейзеры били горячими струями уже не так активно, как прежде. Температура источников понизилась, все указывало на неизбежно происходящее угасание тектонической активности внутри наших организмов, на неминуемые процессы, ведущие к ослаблению вулканической деятельности. О том, что энергию своих недр во времена беспутной молодости мы с приятелем не экономили, расходовали направо налево, старались не вспоминать. Конечно, обидно, так безрассудно почти все растратили! Каждый из нас согрел теплом своих гейзеров… Однако, стыдно, должно быть джентльменам подсчитывать мимолетных подруг своих. Число нами пойманых в сети обольщения на молодецкой охоте дам прекрасных, и не очень прекрасных  уже давно перевалило за вторую сотню. А, может, и за третью сотню, кто тогда их считал?

15. И, вот, все в сборе!  Михалион громогласно, – чтобы все сидящие за столами услыхали и обрадовались, – распорядился, перед тем, как пропустить на фуршет опоздавших гостей, искупать в Днепре, всех, без различия! К тому времени почти все сидячие места у столов с закусками на палубах крейсера были заняты. Из «Укрречфлота» подогнали баржу-корыто для перевозки речного песка. Насильно выкупанных гостей в днепровской студенной воде,  когда их набиралась дюжина, речным краном аккуратно переносили на дно баржи. Для предотвращения несчастного случая, вторичного падения в реку, очередную партию опоздавших гостей обвязывали пеньковым канатом. Приятель своими непрестаными сенсационными новостями не давал мне возможности познакомиться с нашими соседями за столом. Снова наклонился и заговорщицки прошептал мне прямо в барабанную перепонку:  «Для дрожащих от холода мужиков, опоздавших на фуршет, до мозга костей продрогших от купания в холодных водах Днепра,  большой выдумщик Михалион организовал на барже особый прием девками-грелками кровь с молоком, девственницами первокурсницами своего пансиона. Девственницы они, сам понимаешь, не в примитивном смысле, по понятиям ограниченных предков наших.  А потому, что пить еще, как следует, не научились. Первый всего-то курс пансиона Михалиона, как ни как!  Как только сделают один глоток водки, так сразу и готовы отдаваться.  И делай с ними,  – с девками-грелками – что только подлая душа твоя пожелает». Сообща с приятелем стали тереть свои лбы, было над чем нам задуматься.

16. Подлый, выбивающий из колеи приятного времяпрепровождения  вопрос отвлек внимание наше от стола с яствами. Кому же теперь лучше? Сухим джентльменам на палубах корабля, или мокрым петухам на барже, греющимся молоденькими курочками?  Тем, кто культурно и вовремя прибыл на фуршет, или тем, кто нагло опоздал на него? Такая, вот, сермяжная правда! Ты стараешься соответствовать правилам хорошего тона, а хамыдлам невоспитанным достаются все прелести жизни. Видели б вы этих курочек Михалиона, пальчики можно облизать! И не только пальчики! Прикрыв ладонями рты, мы были готовы взреветь быками осеменителями, отлученными от молоденьких телок в период планово-интенсивного семяизвержения. Сочувственно смотрели друг на друга. Дать себе чесный и прямой ответ на поставленный вопрос, так и не смогли. Сообщи мы эту новость присутствующим, коллективное подсознание гостей на фуршете могло чрезвычайно взбаламутиться. Трудно, ох как трудно было бы удержаться тем, кто на свою беду живет по правила хорошего тона! Вовремя пришла помощь от представителей министерства чрезвычайных происшествий во главе с министром, адмиралом флота Нестором Шустером: «Ни в коем случае не разглашайте эту сенсацию среди присутствующих на палубах крейсера». Голос адмирала был тверд, как никогда.

17. Нестор Шустер, несмотря на кажущуюся молодость, был большим знатоком психологии человеческого поведения. Особенно при чрезвычайных отношениях между полами. Чрезвычайных – это, когда Ему еще около тридцати, а Ей уже далеко за сорок, но ненасытная страсть поглощает обоих до последней капли, последнего вдоха-выдоха. Или наоборот, ему около сорока, а ей бы еще подгузниками пользоваться. Для чрезвычайщиков во главе с министром, – все в парадной форме, с надраенными до золотого блеска морскими кортиками на боку, – на капитанском мостике накрыли отдельный столик. И, как мы догадывались, с отдельным меню, более изысканным, чем для других гостей.  «Представьте себе, что будет, если солидные джентльмены на верхней палубе прослышат о Михалионовом ноу-хау с девками-грелками» – продолжал уговаривать нас спустившийся с капитанского мостика адмирал Нестор Шустер. – «Неуправляемая толпа кавказскими горными козлами бросится прыгать с крейсера на баржу. Девок-грелок на всех не хватит. Как пить дать, баржа перевернется, и фуршет Михалиона вместо праздника превратиться в трагедию с десятками  утопленников! Так что не вздумайте кому-то пересказывать эту сенсацию» – в пол голоса закончил мудрое наставление всякое повидавший, со всякими и по-всякому переспавший адмирал Нестор Шустер.

18. Мы с приятелем  и не думали кому-то пересказывать эту сенсацию, какая нам от того польза? Михалионовы девки-грелки нас не очень притягивали. Молодо-зелено с выпученными глазами телок украинской степной породы и учащенным дыханием – только прикоснись  к ним, – когда-то забавляли и нас. Хамсой и тюльками, пусть даже пряного посола, не очень-то насытишься. Годы прошли, набрались опыта, что называется, заматерели.  Теперь нам хорошо прожаренную красну рыбицу подавай! Да чтоб со сковороды, да с пылу с жару! Чтоб наелся до отвала, до полу потери сознания, и тут же снова захотелось! Чинно рассевшись за столами на верхней палубе крейсера, гости не могли не обратить внимания на высокий подиум с греческими колоннами, воздвигнутый рядом с капитанским мостиком. Под пурпурным бархатным балдахином со свисающими гирляндами из красных гвоздик и белых кал, на мягких подушках, обтянутых, как небо синими и как пшеничное поле желтыми шелками  возлежал Господин с большой буквы, хоть сам небольшого роста. Хозяин фуршета и большой друг всех приглашенных был торжественно облачен в римскую тогу с вышитым по краям тончайшего льняного полотна золотым меандром. Это был сенатор Михалион.

19. Михалионову тогу золотыми нитками обшивали мастерицы золотошвейки лаврского монастыря, для выполнения срочного заказа важной персоны отложив свою основную работу. Искусницы-рукодельницы уже не помнили, сколько лет золотом вышивали патриарший клобук, предназначенный увенчать главу митрополиту преосвященному, нынешнему предстоятелю Малохолуйского прихода Великопаскудного болота. Лаврские рукодельницы уже много лет не могли получить высшего соизволения преосвященного митрополита, чтобы положить на патриарший клобук последнюю золотую нить, тем самым закончить многострадальную вышивку, пока из ставки Великоболотного командования не поступит разрешение на отделение овечьего стада, щиплющего сочную травку на полях Украины, от прямого управления  пастухами, подчиненными зарубежному центру. Дело в том, что стадо овечек на полях Украины насчитывало больно много голов, вывести из подчинения такое большое количество было равнозначно превращению Великопаскудного болота  в лужицу небольших размеров с квакающими узкоглазыми лягушками. Из года в год лаврские золотошвейки со слезами на глазах пороли вышивку… наново вышивали… снова ее пороли. Нескончаемо продолжалась имитация перехода малохолуйского овечьего стада в самодостаточное, канонически независимое сельскохозяйственное предприятие независимой Украины.

20. «Друзья! – провозгласил Михалион, приподнявшись на подушках, – сегодня я бесконечно рад приветствовать вас сегодня у себя на корабле, на этом фуршете, где сегодня каждый получит то удовольствие, какое сегодня захочет!» Гости дружно переглянулись, неужто перекупил пройдоха Михалион и этот ресторан, самый большой в акватории Днепра? Мало ему бензозаправок в Киевской области, по добру да по здорову отобранных у северо-восточных дорогих наших брателей? – «Так осушим сегодня бокалы наши в честь нашей сегодня крепкой дружбы и нашей сегодня большой любви к большим нашим сегодня руководителям государства!» – возвышенным стилем провозгласил Михалион. Его проникновенные слова услыхала большая стая ворон на Трухановом острове. Здесь, на левом берегу Днепра, устроились мудрые птицы на отдых. Шумно взлетев, оживленно каркая, вороны стали кружиться над крейсером, в ожидании выброшенных за борт ресторанных объедков. Гости переглянулись, с такой постановкой вопроса не все были солидарны. Часто меняющееся в стране начальство многих уже достало идиотизмом постановлений и указов. Не все могли так самозабвенно кланяться перед руководством, как Михалион. Надо было уродиться потомственным ничтожеством, чтобы так пылко любить часто меняющихся министров, премьеров и президентов.  И не стыдясь, во всеуслышанье заявлять об этом. Не все приглашенные гости были способны так в охотку подставляться большому начальству. Полные щеки сановного сенатора Михалиона еще больше надулись, и даже не покраснели от стыда.

21. Каждый год, с новыми выборами-перевыборами в Украине политико-сексуальные партнеры начальники Михалиона менялись. Но, от перемены мест слагаемых суть их не менялась. Главное, что импотенция им не угрожала! Бокалы свои гости Михалиона, обескураженные такой открытостью хозяина фуршета, все же осушили. Сенатор продолжил – «Сегодня наслаждайтесь жизнью, как это делаю я, забудьте сегодня ссоры и обиды, зависть и всяческие подозрения в изменах! Весь этот хлам, унаследованный сегодня из смутных времен, выбросьте в мусорное ведро!» Михалион скосил правый глаз на сидящего у его ног на корточках своего главного имиджмейкера: «Ну, как я сегодня сказанул?»  Тот одобрительно кивнул, слегка отвернувшись, чтобы хозяин не увидал кислого выражения его лица.  Тут же Михалионов пиарщик настоятельно предложил господину своему приостановить бурный поток своих мыслей, рожденных в сенаторской голове, и передать слово гостям фуршета. Пускай, мол, они выговорятся. А мы все их пьяные высказывания запишем на аудио и видео носители. После фуршета в спокойной обстановке проанализируем, с кем из них в дальнейшем идти на политическое сближение, а кому без особого фанатизма тихонько дать пинка под зад. Чтобы в дальнейшем оставаться с отстраненными, какими никакими, но приятелями.

22. – «Я все сказал! Лучше меня сегодня мог бы сказать только хозяин… этот хозяин… горы… этой горы… ну, водка еще сегодня так называется…» – «Олимп!» прокричали гости фуршета. – «Ну да! Я ж это и говорю, Олимп, так Олимп…» – «Как там звать того фраера? – наклонился Михалион к своему имиджмейкеру» – «Зевс Громовержец звать его. Послушайте, многоуважаемый Михалион, слушайте меня внимательно, с речью своей вы перебрали, пора остановиться» – «Не боись, мне можно все! Ты что, забыл, я Михалион, а не подпасок свинячий из хутора Свидригайловского!». «Да-да, мои друзья!» – снова обратился главный оратор на фуршете к притихшим гостям. – «Только сам Зевс, тот, что нам сегодня всем известен как громовержец, мог бы сегодня сказануть речь лучше меня. Но его – ха-ха! – сегодня нет среди нас. Спросите почему? Горло себе простудил – ха-ха! – на вершине горы, где Зевс фазенду срубил себе, сегодня дуют еще те ветруганы! Но нам-то с вами, дорогие мои, сегодня непогода не угрожает. Кто из гостей хочет, может сегодня расстегнуть пуговицы да спустить замки на молниях. Зачем нам потеть сегодня да сдерживать свои эмоции?» – «Ну и хрен с ним, с этим Зевсом!» – нервно вскрикнул кто-то из гостей. И сорвал бурные аплодисменты в честь произнесенной хозяином фуршета необыкновенно проницательной и мудрой тронной речи. Столы ломились. За терриконами из  бутербродов с красной и черной икрой не было видно сидящих напротив соседей по столу. Терриконы на столах художественно выстроили воспитанники пансиона Михалиона из отделения кулинарной культуры и искусства.

23. Я спросил приятеля, что означает на столах эта аллегория с шахтными терриконами из бутербродов? Приятель улыбнулся в ответ: «Сначала расскажу тебе, друг мой, официальную версию. Официальная летопись Михалиона, заверенная в отделе кадров министерства культуры, повествует, что свою трудовую жизнь начинал он на старой, заброшенной шахте Донбасса, голодным и босым тринадцатилетним мальчишкой помогал слепой лошади таскать корыто с углем. Об этом сейчас рассказывает фотостенд в вестибюле пансиона Михалиона. Наглядная агитация учит его воспитанников, как следует упорно, через любые преграды идти к своей цели. День и ночь, как тягловая лошадь в шахте трудиться, чтобы достичь в обществе высокого положения. Упорнейшим трудом, не досыпая, юнный Михалион прочитывал ночами при огарке восковой свечи десятки научно-популярных книг и учебников, – при этом, обрати внимание, ни одной скабрезной пошлятины! Еще рабочим-малолеткой впитал в свой недюжинный мозг самое ценное и полезное из написанного его великими предшественниками. И таки достиг своей цели! Стал всеобщим любимцем, хлебосолом и сибаритом, наставником дев юных, учителем безусых отроков, вызывая черную зависть у бородатых и усатых карьерных неудачников. У самого-то Михалиона борода и усы плохо растут по причине трагичной потери одного экземпляра, – слава богам! – лишь одной части, одного интимного приспособления. Но культурно челомкаться, тереться  щекой об утонченную кожу нежной щечки Михалиона много приятнее, чем царапаться о колючую проволоку невоспитанных хамов, нахально выставляющих на обозрение свои страусиные яйца, пардон, яички. Будто это их главнейшая достопримечательность, своей значимостью затмевающая человеческие полушария головного мозга».

24. «Ну, как тебе понравилась официальная версия начала большого жизненного пути сенатора Михалиона?» – спрашивает меня приятель. Я был сосредоточен на пережевывании бутерброда с паюсной икрой и ничего ему не ответил. Надо же и честь знать! Потчуют тебя от всего сердца, приветствуют как самого дорогого гостя, а ты вместо благодарности желчью поливаешь светлый образ хозяина застолья. Нет, такая позиция недостойна человека воспитанного! И я сделал вид, что не расслышал вопроса приятеля. Что толку с того, будем мы перемывать Михалиону косточки, или не будем? Бутерброды с икрой были съедены за пять минут. Вслед за бутербродами обслуга принесла огромные бронзовые подносы индийской ручной работы. На одних подносах – котлеты по-киевски, на других – цыплята табака. И то и другое с пылу, с жару. Гости, наученные горьким опытом не столь хлебосольных фуршетов как у Михалиона, очень спешили, и запивали всю эту роскошную гастрономию, не соображая, что они пьют, и сколько уже выпили. На фуршете не поспешишь, прямую кишку насмешишь! Наполнить свой желудок яствами и все последующие за желудком внутренние каналы и емкости – было второй главной целью гостей Михалиона. Первой же, главнейшей целью было в поэтической форме, – а кто глух к поэзии от рождения, то в прозаической форме, – высказать хозяину фуршета всю глубину прекрасных чувств, коими обуреваемы были гости к всенародному кумиру Михалиону.

25. Сквозь обслугу фуршета подталкиваемый гостями к тронному месту Михалиона, семеня короткими ножками, с серьезным выражением, напоминающим мартышку из Киевского зоопарка во время поедания банана, – ту, что в левом углу вольера грустит, никак не позабудет свою историческую африканскую родину, – появился господин во фраке от кутюрье Мишика Варонского. Это был шеф-редактор газеты «Фрукты» для персональных пенсионеров, об голову ударенных инвалидов ударного коммунистического труда,  и лиц приравненных к ним по состоянию серого вещества в черепной коробке. Несмотря на уважаемый возраст, господина в узком кругу продолжали называть Саня Шлиц, как и в годы его комсомольской юности, когда в одной студенческой бригаде с Михалионом выполнял указания коммунистической партии по трудовому воспитанию молодежи. Теперь Саня Шлиц в качестве менеджера масс-медийного пространства независимой Украины ездил по миру, приобретая опыт журналистики в странах с уже давно еберально-дерьмократическим обществом. Заложив правую руку за отвороты фрака от кутюрье Варонского, возвышенным голосом декламатора, с большим чувством, еще чуточку и, впрямь, из пушкинских времен поэт Гавриил Державин, прочитал Саня Шлиц свой экспромт-посвящение Михалиону: «На небе звезд видал немало, комет хвостатых повидал… Но лучезарнее кристалла Михалиона, не встречал». На верхней палубе крейсера раздались аплодисменты. Из трюма, где разместились горе-диетики, ничего не было слышно. Как оказалось, в это время чинили испортившийся плазменный экран. Сбой трансляции с верхней палубы произошел еще тогда, когда Михалион, как человек высокой культуры и нечеловеческого интеллекта упоминанием Зевса Громовержца сорвал бурю аплодисментов.

26. – «Санечка, дай я тебя расцелую!» – Михалион обнял старого друга, и прошептал ему в круглое, как у мартышки ухо: «Помнишь, как мы в стройотряде комсомолок трахали?» Гости перестали аплодировать, волнение днепровских волн поубавилось. Подносы ручной работы искусных мастеров Индии обслуга вынесла. Наступило затишье. Все напряженно ждали, какой еще кулинарный фокус преподнесет Михалион. И не ошиблись. На палубу крейсера со страшным скрежетом – от него зубы заболели у половины гостей – выкатили торпедный аппарат. Из мрачно зияющего его отверстия до животного ужаса присутствующих пугающе выглядывала черная головка боевой торпеды, с белой краской намалеваным черепом с костями. Одной даме стало плохо. Раскинув лебединые руки, мягко сползла на колени народному флейтисту Богдану Ебнюку. Любимец дам бальзаковского и постбальзаковского возраста тотчас начал делать ей искусственное дыхание, мастерски надавливая на белые грудки, знатокам указывающие на их сексуальную гиперчуствительность. Через пару минут эротического массажа дама пришла в себя, благодарно взглянув увлажненными глазами на соседа. Тот совершенно неожиданно оказался ее коллегой по театральной труппе «Ебнюк энд Чертикакоев». Даму узнали. Она была незаслуженно всего лишь заслуженной артисткой, звания «народных артисток» раздавались только диванным партнершам театральных режиссеров. Упавшую в обморок даму в народе называли Ольга Михалионская, как постоянную телевизионную партнершу Михалиона в программе скачущих к звездам эстрадных блох. Боевая торпеда застряла в аппарате, группа официантов, переодетых военными моряками при помощи корабельной лебедки вытащили грозную торпеду и положили ее у ног Михалиона.

27. – Черт знает что! – возмутился хозяин фуршета. – Министр обороны подсунул мне бракованную торпеду. Если боевое оружие в Украине все такое, лучше сразу сдаваться Черноморскому флоту. Наши северо-восточные братели только и мечтают об этом. А, ну-ка, ребятки, разрежьте-ка торпеду, посмотрим, подсырела ли ее начинка. – После этих слов Михалиона не только его сексопильная телепартнерша потеряла сознание, еще шестеро дам, как сговорились, упали в натуральнейший обморок. Саня Шлиц, не успев отойти от подиума с восседавшим на подушках Михалионом, стал белым, как мел. Своим мартышкиным лицом стал похож на чистый лист бумаги, который еще не успели замарать ужастиками для слабоумных читателей журналисты из его газеты «Фрукты». Принесли дисковую пилу «болгарку», с пронзающим человеческий мозг звуком стали вскрывать акулий живот торпеды. Половина гостей сидели с закрытыми глазами, читали молитвы и мысленно прощалась с ближайшими родственниками… И, о, чудо! Из вспоротого «болгаркой» чрева торпеды вместо ожидаемой тринитротоуоловой начинки посыпались горячие пирожки с капустой, луком и картошкой, с детства безумно любимые Михалионом.

28. Чудо пирожков всем не хватило, и Михалион тут же распорядился связаться со своим другом,  министром обороны, для срочной доставки на фуршет с артиллерийских складов в Ново-Богдановке дополнительно партии торпед. – «Други мои любимые!» – обратился Михалион к гостям. «Я вижу, что мои пирожки всем понравились. В боевых торпедах со складов минобороны Украины, – об этом мне в сауне доверительно поведал один уважаемый адмирал генерального штаба, информации которого нельзя не верить, – не только пирожки с капустой. Грозное оружие украинской армии -  боевые торпеды наших орденоносных военно-морских сил – начинено пирожками с горохом, вкуснейшими, надо отметить, аппетитнее этих будут. Взрывная сила гороховой смеси торпедных зарядов равняется взрывной силе тактических ядерных боеголовок, за понюшку табака отданных хитруганам-брателям первым предателем-президентом Украины». – «Позор Леньке комуняке! Ганьба запроданцу!» – все как один возмутились гости Михалиона. Одобрительно кивнув аудитории, Михалион продолжил: «Братели с северо-востока много дали бы сейчас подлому шпиону-предателю, продавшему им  секрет конструкции гороховой торпеды, смертоносного оружия, родину и независимость нашу защищающего. Накося!» – И Михалион своими пухлыми пальчиками скрутил миниатюрную комбинацию из трех пальцев, из-под спадающей с плеча золотовышитой тоги выбросив руку с кукишем в направлении левого берега Днепра.

29. Пирожки с капустой исчезли в желудках гостей Михалиона быстрее котлет по-киевски и циплят-табака. Наступила гнетущая пауза. Согласно розданной гостям программке фуршета разрядить обстановку должен был еще один большой масс-медийный друг Михалиона, шеф-редактор бульварной газеты «Бордель» Димон Гондон. Мой приятель-журналюга хорошо был осведомлен о некоторых деталях полета на масс-медийной орбите этого, с позволения сказать, зубра журналистики с именем, мягко выражаясь, напоминавшим название резинового изделия, применяемого в интимной обстановке. Громко называть его (не Димона Гондона, а резиновое изделие!) при покупке в аптечном киоске многие джентльмены почему-то стесняются. Психологи утверждают, что по этому фактору безошибочно можно определить: способен данный тип сделать стремительную карьеру, или не способен. В отличие от больно стеснительных джентльменов, уверенные в себе дамы, приобретая малюсенький кусочек резины ведут себя вызывающе. Во-первых, смотрите, какая, мол, я цивилизованная и предусмотрительная. Во-вторых, среди мужчин все чаще встречаются баловники-проказники. Проходу мне не дают! Вот и приходиться быть начеку из-за своей такой-растакой привлекательности. Пусть мымры мне завидуют!

30. Приятель был под шафе, и, уже не стесняясь соседей по столу, поведал мне такие детали: «Гондон особенно близок к Михалиону, по праву считается преуспевающим его учеником, заочно обучался в его пансионе вокалу, но немного недоучился, так как был занят вылизыванием интимных мест у гостей телепередачи «В борделе у Гондона». Когда же выпадала свободная минутка, учитель Михалион проводил с Гондоном мастер-класс, давал Димону уроки оперного вокала. А тот, неблагодарный, завидуя успехам Михалиона на большой сцене дворца «Украина» решил наглым образом состряпать телевизионный клип с собственным исполнением якобы собственной песни. У дебютирующей звизды украинской эстрады  известные музыкальные критики – папелэ и мамелэ, тетелэ и дяделэ Димончика – отметили большой певческий потенциал.  Чуточку поднажать бы Гондону в вокале, да еще стилистам из пансиона Михалиона хорошенько потрудиться, чтобы искусством своим, не знающим границ перевоплощения, устранить унаследованные от предков хазар лошадиные черты его мордехая, пардон, физиономии. Тогда Димон воистину стал бы украинским Кобельзоном!  Даже лысина у нашего Гондона блестит ярче лысины их Кобельзона! Однозначно, ярче наш исполнитель! Еще бы, желательно, макияжем подтянуть гондонову физиономию, хотя бы до аполлонского облико-морале его большого учителя Михалиона. Тогда Гондону можно было бы смело ехать на конкурс Евровидения. Но превзойти певческим мастерством своего Учителя шеф-редактор «Борделя» все равно не сможет. Зато поэтом-стихоплетом он стал непревзойденным…» – не успел закончить приятель рассказывать мне кое-какие сплетни-подробности из биографии большого медиа-прохвоста, как сидящий за столом напротив нас Гондон развернул прямо на нас свой лошадиный мордехай. И от этого нам стало как-то неловко.

31. Каналья Гондон сердцем учуял, что мы промываем его косточки. Решив поставить точку в этом вопросе, Димон уверено поднялся из-за стола, и смело пошел… к микрофону. Пронесло! А мы подумали, что за косые взгляды в его сторону кого-то из нас пошел вызывать на дуэль. Затаив дыхание, повернув к звуковым колонкам сотни ушей, замерли гости Михалиона. Вместо ожидаемой публикой большой поэмы шеф-редактор, поэт-песенник, просто талантливый прохендей прочел лишь начальные ее строки. Гондон-гондоном, а копеечку считать умеет! Не захотел перед бульварной публикой на фуршете раскрывать свои карты-карманы. Пусть, мол, не скупятся, газетку «Бордель» регулярно в киосках покупают, в каком-то из номеров всю поэму и прочитают! Пока же все заворожено ждали, что в этот раз скажет им телевизионный массажист и содержатель «Борделя»? Даже несколько строчек из поэмы Гондона, впервые продекламированые автором на фуршете Михалиона, были супер талантливыми: «Михалиону благодарен! Учитель мой и консультант! Стал бы известен я едва ли, когда бы не его талант. Он, щедрый мудростью Поэта, вокал культуре обучал. И стал прославлен я по свету, хоть пансиона не кончал». Несмотря на столь блестящее выступление Гондона недовольная публика зашумела: «Прохвост опять обманул нас! Мы же не какие-то его бульварные шлюхи, это им Гондон  может недоплачивать гонорары за труды их проститутские…» Пошумели и успокоились. Ничего не поделаешь, придется покупать «Бордель».  В это время, наклонившись с подиума, Михалион жаркими поцелуями облизывал сверкающе выбритый до бриллиантового искрения лошадиный череп своего верного друга Димона Гондона.

32. На фуршете наступила пауза. Пользуясь бамбуковыми зубочистками, гости делали передышку. Кто-то уже выстроился в длинную очередь к гальюну, выражаясь привычным языком военных моряков. Дух моряцкий еще не покинул боевой крейсер, только недавно превращенный по решению совета национальной безопасности и обороны Украины в плавучий китайский ресторан. Гости спешили освободить внутренние емкости. Все понимали,  фуршет только начинается. Предстоит выдержать еще не один залп хлебосольства из крупнокалиберных орудий сенатора Михалиона. И при этом выстоять настоящими героями. Теперь можно было и мне познакомиться с соседями по столу. Слева от нас сидела пара. Определить возраст дамы было сложно. Можно было предположить, что она еще молода, но птичий загнутый клюв-нос скорее подходил бы столетней Бабе Ягушке из детской сказки. Волосы на голове сидящей рядом дамы были ослепительно белыми. Сложно определить, натуральная седина это или пергидролевые ухищрения стилистов. Вдруг дама открыла милый ротик и произнесла длинную фразу из пяти слов: «Гондон назвал меня самой умной». Теперь стало ясно,  умом Баба Ягушка очень молодая. «Вы что, не верите?» – особа повернула ко мне свой клювик – «Когда сидела у Димона в его телеборделе, он так мне и сказал, – ты, Ирисочка, самая умная наша эстрадная певица в Украине!». – «Что вы, что вы, – благородно ответил я даме, -  мы верим Гондону, раз сказал «умная», значит, тому и быть!» Кучерявый спутник кривоносой дамы подтолкнул ее локтем и показал на микрофон у подиума с возлежащим Михалионом. – «Ах! Забыла! Следующей выступать мне!» – бойко выскочила из-за стола Баба Ягушка и полетела, будто на метле  к микрофону.

33. «Кто это?» – спросил я приятеля. И он выдал мне краткую справку о нашей соседке: «Ирэна Белик, выпускница пансиона Михалиона по классу мышиного вокала. А господин кучерявистый, что вытолкал ее из-за стола, шоу-ветеринар Никитман-Рабинович. Ты заметил,  он дал своей подопечной шпаргалку с текстом песни? На память выучить слабо Ирэне. Давно не первоклассница, а когда приходится писать, на одном листе делает от сорока до пятидесяти грамматических ошибок. Эффектной певице совсем необязательно тексты заучивать, вообще быть грамотной. Сейчас главное для Ирэны, с каким чувством пропоет посвящение Михалиону. И, чтобы ротик свой открывала, попадая в фонограмму».  Ирэна Белик подошла к микрофону, но тут случилось непредвиденое. Высокий каблук под Бабой Ягушкой сослужил плохую службу, застрял подлец в щели между досками на палубе корабля. Певица чуть было не растянулась у ног лежащего на подиуме Михалиона, но спрыгнувший с капитанского мостика адмирал Нестор Шустер подхватил ходячую вешалку. Ирэна запросто могла бы передвигать свои ходули по парижскому подиуму не хуже западных дистрофичных манделей. И унес в соседнюю каюту бравый адмирал Бабу Ягушку в полуобморочном состоянии. Никитман-Рабинович тут же бросился вслед. – «Ты думаешь,  личный ветеринар Ирэны приревновал ее к Шустеру? Как бы не так!» – разъяснил мне приятель, – «Никитман-Рабинович испугался, чтобы министр чрезвычайных происшествий потом не выставил ему счет за понесенные министерством расходы по спасению гостей фуршета от вокала Ирэны Белик». Сенатор Михалион в лучших традициях заботы о работниках и работницах искусств тут же поддержал свою воспитанницу, звизду ночных клубов и платных VIP-туалетов. Послал в каюту к травмированой Ирэночке хрустальное блюдо с фейхуями. Фейхуя – плоды такие. Да еще нераспечатанную бутылку французского шампанского «Мадам Клико» – на троих. Ну, не мог же шутник Михалион продолжать разыгрывать, и вместо натурального шампанского ослиной мочой потчевать своих лучших друзей? – подумали мы с приятелем.

34. Соседом справа был плюгавенький мужчинка, напоминавший Полиграфа Шарикова из «Собачьего сердца». Если у героя Булгакова на голове была шевелюра из собачьей шерсти, то на голове-редиске у соседа был редкий человеческий волос, и тот крашеный. Рыжие корешки выдавали натуральный цвет… сказал бы, шевелюры, но так выразиться можно было только после трех раз подряд по сто пятьдесят. – «Что-то закуси мало, епита твою бляху муху!» – словно прочитав мои мысли, на наречии уральских эскимосов выразился сосед справа. Не сказал, как обычно говорят, а важно промо-о-олвил. Так могут выражаться только особые VIP-персоны. Присмотрелся – где-то уже видел его! Плюгаво-рыжий сосед отдаленно напоминал… ну, никак не мог припомнить кого! А когда Михалион соскочил с подиума, словно не сенатор он, а козлик молодой,  и под руки повел нашего соседа к микрофону, тут я и догадался. Это же надо! Угораздило меня сразу не признать многоуважаемого экс-цезаря. Тот походкой урожденного аристократа подошел к микрофону, вальяжно двигаясь и снисходительно даря улыбки по сторонам. Чем больше пытался скрыть свою собачью походку, тем хуже у экс-цезаря это получалось. Дворняжье происхождение с головой его и выдавало. Гости за  столами притихли. Слышно было, как чьи-то челюсти дожевывают  косточки цыпленка-табака. Послышался звук деревянной ложки, когда бьют ею по пустой голове. Челюсти прекратили жевать. И, вот экс-цезарь заговорил: «Хочу сказать, что не сподручно стихи писать главному конструктору, блин, ракетостроителю. Вообще-то прозой я балуюсь. Вот написал две… а, может уже три книги… толстые. Надо бы уточнить у своей помощницы, сколько я там уже книг понаписывал». Юморок экс-цезаря вызвал холуйское попискивание за столами.  Оратор продолжил:  «Михалион –  б-а-альшой пыс-с-а-атель! Меня, блин, давно обскакал. Мастак учебники клепать, небось, уже и сосчитать не может, сколько его аспиранты понаписывали макулатуры за шефа своего». За столами воцарилась полумертвая тишина. Принимать за шутку сказанное экс-цезарем, или не принимать? Гости Михалиона не знали, что и подумать, и как вести себя дальше.

35. – «Вообще, мы с Михалионом всегда ладили» – продолжил Леонид Куча. – - «Бывало, звонит мне в Конча-Заспу, приглашает на свой капустник-девичник… Я же не мог бросить страну! Сейчас жалею. Еще жалею, что не поставил Михалиона министром культуры… и искусств сопутствующих, разных там, бля, всяких… Кто тогда знал, что страна опуститься в экономическую жопу,  мудахерию, бля, политическую? Поставил бы Михалиона министром культуры, всем было бы веселее. И газовая, бля, принцесса, – едрена вошь! – меньше глотку драла бы – «Украина без Кучи! Украина без Кучи!». Тоже мне, ассенизаторы гребанные… Вижу-вижу, стиха ждете от меня. Прочитаю, чего еще тянуть-то?» И экс-президент стал читать по бумажке: «К многим наукам страсть имея, листал учебник Михальйона. Скажу вам, братцы, не тая: не понял в нем я ни фуя!» Затаив дыхание, все приготовились слушать продолжение художественного чтения. А Куча стоял у микрофона и ждал, когда же начнут аплодировать. Первым сообразил Михалион, неистово захлопал в ладошки. На палубах подхватили. Аплодисменты перешли в овации: Бис! Браво!!! Мелкая зыбь снова пошла по Днепру.  Кучу стали высоко подбрасывать. Мы с приятелем зажмурились. Что, если подбросят и не поймают? А то еще на голову упадет кому-то. Или за борт, в Днепр Кучу выбросят? Трагедии не произошло. Экс-цезаря побросали-побросали и отнесли к креслу у стола, где было место Кучи до его поэтического выступления. Наш народ добрый, легче ему прощать, чем наказывать. Из века в век, себе на беду христианской дурью этой мается. Только овации стихли, Михалион резво соскочил с подиума, подбежал к Куче. Целоваться со столь важным гостем не решился, предложил экс-цезарю переместиться под бархатный балдахин, прилечь на мягкие сине-желтые подушки. Места, мол, нам двоим на подиуме предостаточно будет.

36. – «Ты что, бля, совсем охренел? Да чтоб я наравне с тобой перед народом лежал. Козел ты был, козлищем и остался. Ты что, Мишаня, пидар конченый? Не пристало мне, бля, как экс-цезарю у всех на виду в подушках забавляться!» – «Вы меня не так поняли!» – виновато прошелестел хозяин фуршета. – «Предложил вам, многоуважаемый и любимый наш цезарь перейти под балдахин с опахалами токмо из уважения к вашей государственной VIP-персоне!» Куча заулыбался, сменил гнев на милость: «Мне и тут хорошо, графинчик вон под рукой…» Старший метрдотель тут же подскочил и переменил на столе перед Кучей полупустой графин с водкой на полный. Фуршет продолжался. Вдруг появились истребители бомбардировщики, и с душу раздирающим воем стали на низкой высоте облетать крейсер. «Приготовиться к бою!» – скомандовал сенатор Михалион. Адмирал Нестор Шустер засвистал в свисток, который всегда носил на груди: «всех наверх!» Экс-главнокомандующий Леонид Куча, вспомнил времячко, когда на учениях командовал вооруженными силами, на старческих пергаментах его щек появился юношеский румянец. Где эти паразиты художники! С Кучи портрет сейчас писать можно было для Лувра-Эрмитажа! На аукционе Сотби с руками и ногами оторвали бы шедевр живописи. С руками и ногами, разумеется, не экс-цезаря Украины Леонида Кучи. Пострадать могли ручки и ножки автора полотна, гения кисти Поярко-Недовинченного. Слава этого великого мазайла и карликового губошлепа эпохи независимости Украины затмила бы славу дюжины марателей красками по холстам эпохи Итальянского Возрождения, разных там, леонардов да винчи и прочих рафаэлей с микельанджелами вместе взятыми!

37. Руководимый адмиралом Нестором Шустером ракетный расчет из официантов, переодетых в форму военных моряков, уже расчехлил первую боевую ракету. Отполированные ее бока дышали милионно-тонной мощью. Величественная ракета, казалось бы, предупреждала всех недоброжелателей молодого независимого государства – не сметь вам, недоумки, затевать подковерные игры, с целью напакостить стране, ставшей на путь независимого развития! Особенно должны были призадуматься гнидостно-плешивые генералы из так называемого ближне-братского зарубежья, что никак не могут согласиться с тем, что приезжая позагорать в украинский Крым приходится им, пренебрегая генеральской гордостью плевать себе в душу. Ястребы помета кремлевского вынуждены были идти на временный  компромисс со своей агрессивно настроенной совестью, и менять рашен-рубли на юкрейн-гривны – Ну, ничего, вы еще, хахлы, назад к нам попроситесь, тогда вам и покажем кузькину мать!  По громкой связи начался отсчет к пуску ракеты: …десять…девять…восемь… – гости Михалиона изрядно напились и как блаженые улыбались, не понимая, что происходит, -   …семь…шесть…пять… – кое-кто уже начал соображать.  …четыре…три…два…   Спасайся, кто может! – бабьим голосом первым закричал народный любимец, артист Богдан Ебнюк, и приготовился прыгать за борт. …один…ноль! Ракета перед стартом вся задрожала, загипнотизированные зрелищем гости покрылись липким холодным потом. Не страшно было только хитровану Михалиону, скрывающиму свою улыбку под бархатным балдахином.

38. Это было первое испытание жидко-твердотопливной ракеты, детища КБ «Михалион энд Куча», созданного по новоукраинской революционной технологии. Возглавлял проект главный конструктор ракетной техники в независимой Украине Леонид Куча, известный инженер-творец, создавший советскую баллистическую ракету «Сатана-1», что способна была доставить делящиеся ядерные боеголовки прямиком сквозь открытые форточки в спальни к главным врагам Советского Союза. До сих пор при упоминании «Сатаны» у американских президентов начинают дрожать кончики пальцев. А, если даже невзначай, шепотом называется в госдепартаменте Соединенных Штатов Америки имя главного конструктора ракет независимой Украины Леонида Кучи, служащие быстренько выстраиваются в очередь к дополнительным биотуалетам, поскольку мощностей стационарных уборных в американском госдепе катастрофически не хватает. А у генералов-ястребов в Пентагоне, при этом обостряются приступы радикулита и диареи.  Мы с приятелем не сразу осознали, вблизи какого великого человека, – да еще с какой большой буквы! – посадили нас за фуршетным столом. Мой приятель чуть не лопнул от гордости, когда великий человек ошибочно потянулся рукой к его, налитому водкой до краев бокалу и выпил ее – родимую! – не отрываясь, и не закусывая.    Пока мы искали место, куда припрятать раритетный бокал с отпечатками пальцев главного ракетного конструктора, чтобы затем бесценную реликвию незаметно унести с фуршета, упустили момент, когда ракета «Сатана-2» еще раз вздрогнула, и из ее массивного сопла ударила в палубу ослепительно белая струя.

39. – Ну, все! Дофуршетились! Всем нам теперь хана! Сейчас ракета на старте взорвется, это, к сожалению, кое-где, порой  еще случается в украинской армии. Тем более новое оружие еще не прошло испытаний, даже не сертифицировано. Судя по напряженному выражению лиц гостей Михалиона, так думал не один только я. Грозное детище КБ «Михалион энд Куча» на несколько метров приподнялось над крейсером. Часть изрядно выпивших гостей оставалась в блаженом состоянии. Разинули рты не столько от удивления, как от желания продолжить наполнять желудки, опустошенные после посещения гальюна. И, вот, все увидели, что мощная струя, бьющая из чрева ракеты, состоит из вареников с сыром, слепленных из белой муки высшего сорта по засекреченной Михалионовой технологии. Вот так народец! Только что с жизнью прощались, всем земным богам  молились, и снова, как не в чем ни бывало, к жрачке потянулись!   Официанты забегали, разнося гостям миски с варениками. «А сметана где?» – за столами нарастал ропот. И тут первая, твердотопливная ступень ракеты отделилась, и упала за борт крейсера. Из второй, жидкостной ступени ракеты забила ослепительно белая сметана высокой жирности. Главный конструктор ракеты Леонид Куча вместе с разработчиком топливной системы Михалионом принимали поздравления. Испытания ракеты «Сатана-2» успешно завершились.

40. Я спросил приятеля, почему гордость ракетостроения независимой Украины начинена варениками? – «В том то и дело, что гордость! Разработчик ракетного топлива-начинки Михалион недаром вполне заслужено получил звание Героя Украины. Чем же еще нам гордится, как не лучшими в мире украинскими варениками? К тому же, вареники – грозная сила в военном конфликте. Представь себе, пролетают ракеты «Сатана-2» над вражескими позициями, сея вокруг себя не смертельно делящиеся ядерные боеголовки, какими кичаться соседушки наши северо-восточные, а разбрасывают вкуснейшие украинские вареники. Солдатам и офицерам неприятеля достаточно один раз их попробовать, и уже жить не могут без украинских вареников. Пожалуйста! Милости просим! Сдавайтесь в плен, вареничками всех до отвала и накормим!» – Я подумал, что приятель шутит, но он продолжил: «Погляди на гостей Михалиона, даже не подозревают, что были использованы, как подопытные кролики на испытаниях ракеты «Сатана-2». Чрезмерно нажравшись вкуснейших вареников с сыром и сметаной, через поручни наклонились,  что есть силы рычат, распугивая рыб да чаек в небе». Действительно, объевшиеся бедняги стояли в позе раком, ошибочно принимаемой некоторыми подвыпившими гостями за приглашение к совокуплению не традиционным, но активно распространяемым среди новых украинцев способом.

41. Совмещая приятное с полезным, фуршет Михалиона набирал обороты. К микрофону подошло лицо, судя по надутым как у суслика, постоянно улыбающимся щекам, комсомольско-холуйского происхождения. Министр культуры Юрий Баблуцкий премного был обязан Михалиону своим положением чиновника высшего ранга. Когда цезарь Куча в первый раз предложил Михалиону кресло министра шоу-культуры, тот, как человек перевоспитанный отказался, ожидая предложения во второй раз. И только с третьего захода, соблюдая правила этикета, готов был согласиться возглавить культуру бедолашной нэньки Украины. Куча не знал этикета высшего общества. Цезарь Украины и правила хорошего тона – вещи несовместимые! Первого в списке кандидатов в министры Михалиона после принятой им позы манерной девицы, сразу же вычеркнул из списка претендентов. Вторым в списке кандидатов значился Юрка Баблуцкий, комсомольский карьерист, выходит, большой прохвост. Может, сыграли решающую роль его надутые щеки, готовые принять что угодно и в любом количестве. Или иезуитская улыбочка, с которой Юра Баблуцкий засыпал и просыпался? И вот теперь, безмерно благодарный сенатору Михалиону министр культуры начал художественно зачитывать стихирь собственного сочинения: «Он и Поэт, Он и Писатель! Хоть не художник, но Ваятель! Хоть не философ, но Мудрец! Хоть благородный, но Подлец!» – «Михалион подлец, какая прелесть!» – воскликнула выпускница пансиона по классу мышиного вокала Ирэна Белик, вовремя возвратившись из каюты под руку с адмирал-министром Нестором Шустером. – «Подлец! Мерзавец! Какая прелесть!» – слышалось отовсюду. Оригинально, нетрадиционно выражали гости свои чувства cенатору Михалиону.

Напишіть відгук